Владимир ДЯДЮН: «С приходом Черевченко у «Химок» появилась уверенность»
Автономное учреждение муниципального
образования городского округа Химки
«Футбольный клуб «Химки»
ГлавнаяПресса
Press
Sport24 08/11/2020

Владимир Дядюн — один из самых опытных бойцов в составе вернувшихся в РПЛ подмосковных «Химок». Он начинал в Омске, перебрался в «Рубин» и стал свидетелем сразу нескольких эпох в казанском футболе: при нем работали Бердыев, Билялетдинов и испанский коуч Хавьер Грасия.

Дядюн успел провести сезон в «Динамо», поиграл за «Ростов», а на заре карьеры выстрелил в «Спартаке» из Нальчика. Спустя два года после ухода из донского клуба Дядюн снова играет в Премьер-Лиге.

«У ГУНЬКО НЕ БЫЛО ВРЕМЕНИ ТРЕНИРОВАТЬ. КОГО НИ ПОСТАВЬ В ТАКОЙ СИТУАЦИИ…»

— Около месяца назад Дмитрия Гунько на посту главного тренера сменил Игорь Черевченко. Как команда себя чувствует после не самого уверенного старта и перестановок в штабе?

— То, что случилось на старте сезона, уже не важно. Коллектив в «Химках» хороший: несмотря на результаты, позитивно смотрим на нашу ситуацию. Никаких проблем в команде нет. Черевченко без проблем вписался в коллектив. Это заслуга и ребят, которые выступают за клуб.

— Почему не получилось у Гунько?

— У него не было времени тренировать. Его только назначили, начался очень насыщенный отрезок, когда матчи шли один за другим. Мы просто играли и восстанавливались. Кого ни назначь в такой ситуации, тяжело внедрить в команду свою философию, когда нет запаса времени.

— Перестановки в клубе сильно повлияли?

— Мы присутствовали при уникальной ситуации, когда за полгода поменялось три руководства, четыре тренера. Это не может пройти бесследно. Если вы понимаете в футболе, то отдаете себе отчет, что для строительства команды нужны годы. Когда такая ситуация, правильно ли ругать тренера или игроков?

— Получается, у Гунько изначально было не очень много шансов?

— Мог сыграть фактор везения. Получилась бы совсем другая история, если бы у нас просто пошло. У каждого тренера свое видение футбола, но чтобы его реализовать, нужно достучаться до каждого игрока. На это требуется время. Его у Гунько не было. У Черевченко его, кстати, тоже нет, он пришел по ходу сезона.

— Но сейчас стало лучше.

— Да, у нас пошли победы, команда хорошо играет. Результат мог быть еще лучше — были шансы не проиграть «Спартаку», зацепить где-то еще очки. Но главное — мы начали их набирать, у команды стала появляться уверенность. Это важный момент, и Черевченко нам нам эту уверенность дал.

— Самый широко обсуждаемый эпизод, связанный с «Химками» в этом чемпионате — поражение в Краснодаре 2:7. Что это было?

— Я сыграл один тайм, потому что до игры у меня была температура. У многих ребят были проблемы. Мы боялись, как бы это не оказалась та самая зараза современности. Все обошлось, но со здоровьем наших игроков было много проблем.

Так что с «Краснодаром» приходилось играть на волевых качествах. Это не афишировалось. А зачем? Когда ты получаешь семь пропущенных, жаловаться на то, что кому-то плохо — удел слабых.

«СЛАБЫЕ ТРЕНЕРЫ, ОТ КОТОРЫХ Я ОБАЛДЕВАЛ, БЫЛИ ДЛЯ МЕНЯ ТОЖЕ ЗНАЧИМЫ. ТЕПЕРЬ ЗНАЮ, КАК ДЕЛАТЬ НЕ НАДО».

— После того, как вы оказались в «Балтике» после «Ростова», не было опасений, что больше не сыграете в РПЛ?

— Я люблю футбол, саму игру, люблю эти эмоции, поэтому не задавался такими вопросами. Да, ФНЛ и Премьер-Лига — небо и земля, пропасть между лигами огромная. Когда я туда попал, я думал, меня хватит, чтобы вернуться в РПЛ, но пошла серия механических травм. От них никто не застрахован: удар — и все.

Пропустил из-за них полгода, долго восстанавливался. Но мыслей о том, что я не вернусь в Премьер-Лигу, — такого не было. Я просто получал удовольствие от футбола. Неважно, где ты находишься. Я во дворе могу наслаждаться игрой. Просто все сводится к тому, что все гонятся в Премьер-Лигу: там деньги, слава, там ты на виду. Я уже это, наверное, перерос. Стараюсь просто получать удовольствие от игры, от тренировок.

— В ФНЛ вы поиграли под руководством Андрея Талалаева. Он сейчас получает много респектов. Заслуженно?

— Впечатления от Талалаева только положительные. Человек ставил задачи, требовал, спрашивал с игроков и давал результат. У нас была приличная конкуренция в составе, хороший подбор футболистов для ФНЛ. Но то, что «Химки» сейчас в РПЛ, — заслуга всех тренеров, которые работали с командой. Кто-то дал много хорошего, кто-то меньше, кто-то допускал ошибки, на которых клуб учился. Эти мелочи важны для развития клуба.

— Еще о тренерах: Бердыев — самый значимый коуч в вашей карьере?

— Более значимый тренер, менее значимый — это все относительно. У хорошего тренера можно научиться, как надо делать, а у плохого — как не надо. Так что в любом случае это опыт, за который я благодарен. Слабые тренеры, при которых я не играл и от решений которых обалдевал: они для меня тоже были значимы. Я знаю теперь, как делать не надо. И понимаю, сколько в нашем спорте футбольных деградантов. Без конкретики.

— Из «Ростова» вы ушли, когда его возглавлял Карпин…

— Вот про него могу сказать только положительное. Карпин общался с футболистами на равных. Мог напихать, мог посмеяться. Ему можно было ответить. Конечно, в уважительном тоне. А то ведь разные тренеры бывают: у некоторых все построено на подчинении. Карпину игроки верили и верят, он близко их подпускает.

«ЛЕТОМ ВООБЩЕ НЕ ЗНАЛИ, ГДЕ МЫ БУДЕМ ИГРАТЬ. В КОМАНДЕ БЫЛ МАРАФОН СМЕХА ПО ЭТОМУ ПОВОДУ».

— Летний период получился для «Химок» очень нервным. Команда до последнего не знала, в какой лиге будет играть…

— Это был период, аналогов которому припомнить я не могу. В качестве опыта — все это было очень интересно. Мы сидели на карантине в Кратово, готовились полтора месяца после общего карантина к финалу Кубка. При этом вообще не знали, где мы будем играть, что из себя будут представлять «Химки».

Сначала очень переживали из-за этого. Но с каждым раундом этих переживаний становилось все меньше и меньше. Вся эта история превратилась в какую-то шутку, каламбур: сегодня мы в Премьер-Лиге, на следующий день — максимум ФНЛ. А потом пишут: какая ФНЛ, денег вообще нет, людям не хватает на зарплаты, а вы хотите, чтобы мы команду содержали?! А после этого информация, что вообще в ПФЛ клуба не будет!

— Как реагировали?

— В команде был марафон смеха по этому поводу. Воспринимай мы все, что писали в прессе, близко к сердцу, никаких нервов бы не хватило. Отпустили эту ситуацию: будь, что будет. Просто готовились к финалу Кубка и верили в лучшее.

— Ближе к старту сезона в прессе появились другие слухи. Про «Спартак» и то, что «Химки» станут фарм-клубом.

— Внутри команды обычно смеются над всем, что говорят в прессе. Насчет «Спартака» я все еще в свои годы понял. Когда мы играли в Лиге чемпионов, доходили до ¼ финала Лиги Европы, про «Рубин» писали маленькую колонку на предпоследней странице, а про «Спартак» писали каждый день, как у них кто на сборах восстанавливается и кто выиграл турнир на пробивание по «пятой точке».

«Я ГОД НЕ ИГРАЛ В ФУТБОЛ. ДУМАЛ, ЧТО РЕАЛЬНО ЗАКОНЧУ. НО СМОГ».

— В карьере Владимира Дядюна было много хейта. Когда вы уходили из «Рубина», писали, что вы зарабатываете то, чего не заслужили.

— Были разные моменты в моей карьере. Почему такие вещи происходили? Потому что вокруг меня и других футболистов есть информационный вакуум. Была, допустим, какая-то травма, которую в клубе не афишировали, в интернете писали: «А вот чего он не играет?» Раньше я на это реагировал. Это даже меня обижало. Но я никогда не кричал: «Вы не правы, вы не знаете всей правды». Люди, чье мнение для меня важно, были в курсе ситуации.

— Насколько сложно профессиональному футболисту было вернуться после года без футбола в 2016, когда вы не попадали в состав «Рубина»?

— Когда-нибудь я об этом расскажу… Все говорили: вот, вы не играете, а я просто не мог играть — по сугубо личным причинам.

— Это было связано с тренером Хавьером Грасией?

— Да, это к той истории, почему я не играл. Он даже не видел меня на поле. Мне не дали шанса. Руководство на тот момент решило взять другой курс и сделать чистку. Грасия даже не знал обо мне. Там история для отдельной книжки. Много интересных вещей было.

— Какое мнение от этого специалиста осталось?

— Какое мнение? Я даже не тренировался под его руководством. Восстанавливался после травмы сам, с помощью реабилитолога Кудухова, который взял меня под свое крыло. Восстанавливался весь год.

Это был реально тяжелый период. Год не играл в футбол. Думал, что реально закончу с футболом и не смогу вернуться. Это моя история. Я смог.

А Грасия очень позитивный был, улыбался, когда в коридоре здоровались.

«У МЕНЯ ОСТАЛИСЬ ОЧЕНЬ ТЕПЛЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ. НИКАКОГО НЕГАТИВА ОТ КАВКАЗА»

— В 2010 вы уехали в аренду в Нальчик и провели там статистически свой лучший сезон в РПЛ. Как так вышло?

— Мне было там очень хорошо — в плане команды, города и людей. Я был молод, у меня не было семьи. Спокойно там играл, остались очень теплые впечатления от Кабардино-Балкарии. Вечером мог здоровый бородатый дядя подойти, зажать в углу и сказать: «Дядюн — красавчик!» Никакого негатива от Кавказа не осталось.

— Вы начинали играть в футбол в нулевых Омске за команду «Молния». Какие условия тогда были для молодежи?

— Абсолютно никаких. Зимой играли в хоккей или тренировались в снегу. У нас не было даже зала. А в Омске суровый климат. -35 на улице спокойно могло быть. Сухие морозы, которые переносятся легче, чем влажные в Москве, но тем не менее. Отмораживали все на свете. Зато мы ходили, например, в бассейн. Все это благодаря тренеру Владимиру Анатольевичу Щербаку, он старался нас развивать всесторонне. И про школу не забывали.

Под его руководством мы несколько раз становились чемпионами Урала, попадали на чемпионат России, в котором играли московские топ-школы. Он известный тренер, работал в «Тосно» и юношеских сборных.

— Звучит это все сурово.

— У команды не было даже ровного поля! Я первый раз на синтетику вышел в финальной стадии чемпионата Урала, мне было 14 или 15 лет. В этих условиях и развилась моя сибирская техника. Я умею делать все с мячом, особенно без сопротивления (смеется). Правда, когда я приехал в «Рубин» в 16 лет, мне пришлось заново учиться пасовать и делать другие технические действия, потому что не привык к хорошим полям. На поле с одуванчиками еще играли.

— Сейчас стало лучше?

— В плане инфраструктуры — да. Появились искусственные поля, которых раньше не было, а вот команд стало меньше. К сожалению, несмотря на улучшение ситуации с инфраструктурой, особого развития футбол не получил.

Это серьезная проблема для воспитания молодежи. Я звоню в Омск, узнаю, как там дела. Раньше было намного больше школ, которые играли между собой. В Омске было три группы по 10-12 команд, постоянно были игры, хоть и не было условий. У мальчишек было желание, рвение, собирались команды. Теперь всего этого меньше. Это упущение. Хотя все придумано уже до нас. Есть системы, планы подготовки, можно заимствовать их у других стран. Но для этого нужно терпение и вложения. А у нас хотят здесь и сейчас. От этого страдает молодое поколение.

— Детство у вас было благополучным? Все-таки 1990-е, Омск…

— Нулевые годы неспокойными по всей стране. Обычное детство в провинциальном городе, в районе, где много неблагополучных семей. Наркомания была, токсикомания. Молодые люди ломали себе жизни.

Мне в детстве родители объясняли, что в жизни важно. С детства занимался боксом — у меня отец был мастером спорта Советского Союза, — а потом я выбрал футбол. Когда рос, не думал, что это принесет какие-то деньги. Просто хотелось играть. До сих пор получаю удовольствие от этого.

***

— Матч против «Рубина» будет для вас принципиальным?

— Не сказал бы. И нет, я не волнуюсь. Сижу вот, колбаску кушаю. Честно, все равно, с кем следующая игра. Но при этом «Рубин» — родная для меня команда, всегда буду хорошо про нее отзываться. В Казани мне дали толчок, я там многому научился. «Рубин» это топ-клуб.

— Если забьете, станете праздновать?

— Это странно, когда игроки забивают и не празднуют, хотя это радость для команды. На тренировке когда забиваешь, радуешься. Так же и против любой команды: хочешь играть и хочешь выиграть.

«Рубин» — это команда, которую мне бы меньше всего хотелось огорчать, но у меня свои задачи. Я радуюсь за «Рубин», когда они чего-то добиваются уже без меня, но также буду радоваться за «Химки», если забью гол казанцам.