Александр Долгов: «Когда восстанавливался в Италии, встретил Тотти в ресторане его брата»
ГлавнаяПресса
Press

Интервью с нападающим красно-чёрных Александром Долговым, опубликованное в предматчевом журнале к игре с «Ахматом», о любви к теннису и футболу, восстановлении после операции, встрече с Франческо Тотти и профессиональном отношении к питанию.

— Саша, ты из Воронежа. Расскажи про этот город.

— Я жил в Воронеже до 14 лет. Около шести лет занимался большим теннисом. В 12 лет меня привели в футбол, но не в «Факел», а в другую, частную, команду. Три раза в неделю у нас были тренировки, а в выходные — игра. Потом мы с семьёй перебрались в Москву, где я продолжил заниматься футболом.

— 6 лет – это очень много. Почему решил поменять теннис на футбол?

— Я всегда хотел играть в футбол. Мой отец тоже футболист, но у него было 3 операции на коленях, в том числе и на крестах. Он был против, чтобы я шёл в футбол, — из-за постоянных травм, у него сейчас болят ноги. Отец не хотел такого для меня, поэтому отдал меня в теннис. Теннис мне тоже нравился, но желание играть в футбол не пропадало. В какой-то момент родители решили, что не будут меня мучить. Мы договорились, что можно не бросать теннис, поэтому ежедневно ездил сначала на футбольную тренировку, потом на теннис. Спустя две недели понял, что для 12-летнего парня это тяжёлый график, и оставил только футбол.

— Что сейчас вспоминаешь о Воронеже?

— Там люди очень любят футбол. Помню, как отец брал меня с собой на матчи «Факела». Помню игру Россия – Бельгия, когда собрался полный стадион. А вместимость там тысяч тридцать! Сейчас тоже бываю в Воронеже на выходных. Всегда приезжаю туда во время отпуска.

— С женой тоже в Воронеже познакомился?

— Нет, уже в Москве. Это было на первом курсе в РУДН — учились вместе на юридическом. Я тогда еще успевал бывать на парах, пока график тренировок в «Локомотиве» позволял.  Помню, написал ей ВКонтакте, начали общаться – так все и закрутилось.

— Гол, забитый «Локомотиву» за «Химки», — пока самое яркое событие в твоей карьере?

— Думаю, одно из них. Наверное, все-таки можно назвать его самым ярким, потому что это был победный гол команде, откуда я выпускался. Лет 6 я провёл в «Локо». К тому же было круто забить на последних минутах. Ещё в памяти гол «Спартаку» на «Открытии» в четвертьфинале Кубка. Это был первый гол для меня, когда я перешёл в «Ростов». Хоть мы и проиграли 1:2, эмоции были такие, будто мы выиграли матч.

— Этот год получается для тебя тяжелым и в какой-то степени важным. В феврале ты получил тяжелую травму, потом восстановился, перед началом сезона женился. Расскажи о своих эмоциях.

— Год, на самом деле, непростой. Помню: февраль, второй сбор, нужно вовсю набирать физическую форму, входить в сезон, играть и получать удовольствие. Но сложилось так, что я порвал крестообразную связку. Потом операция, долгая реабилитация — проходит месяц, два, ты уже варёный. Спрашиваешь, когда можно выйти на поле, а тебе говорят, что минимум месяца три нужно восстанавливаться.

— Я слышал, что ты пошёл на следующий же день после операции.

— Просто в Италии такая методика. Итальянцы создают новую связку из волокон твоего надколенника и уже на следующий день после операции требуют, чтобы ты наступал на ногу. Тяжело, больно, даже психологически опасаешься на неё наступить, потому что колено еще болит, но это важный момент. Можно сказать, в понедельник вечером меня прооперировали, а во вторник вечером я уже пошел заниматься в зале.

— Восстанавливался ты также в Италии. Было что-то особенное?

— Первые три недели я восстанавливался в Риме. Занимался каждый день в двухразовом режиме: утром и вечером по 2 часа. По воскресеньям же была только утренняя тренировка — в один из таких дней мы с женой связались с переводчиком, который работал в клинике, чтобы он организовал нам какую-нибудь экскурсию. Во время пандемии было всё закрыто, поэтому нам дали машину с гидом — повозили по Риму, показали исторические места и завезли в ресторан, которым владеет брат Франческо Тотти. Мы сели за столик в беседку, а гид зашла в ресторан.

После она вернулась и сказала: «Здесь обедает Франческо Тотти. Не хотите сфотографироваться? Он к этому адекватно относится». Я тогда ещё подумал, что как-то неудобно — всё-таки человек обедает. Но жена опередила: «Да, давайте! Он хочет».

— Как он отреагировал?

— Франческо просто встал из-за стола и подошёл к нам в холл. Мы немного пообщались на английском, он пожелал мне побыстрее восстановиться. Сказал, что будет сложно и что я справлюсь. Мы с ним сфотографировались. Получился классный день!

— Был ли языковой барьер в Италии?

— Были проблемы из-за того, что очень мало итальянцев разговаривают на английском. Я владею разговорным английским, но там мало англоговорящих. Нам повезло, что одна из официанток в отеле была родом из России. Мы обращались к ней по некоторым вопросам. Жена знает испанский. Говорят, что испанский похож на итальянский, она пробовала общаться, но там воспринимают только итальянский.

— В первый раз ты перешёл в «Химки» из «Ростова», когда его тренировал Валерий Карпин. Многие футболисты отмечали его особое отношение к питанию. Некоторые даже перестали употреблять сахар. У тебя такое было?

— Да, до сих пор есть. В прошлом сезоне относился к этому не так критично — на взвешивании показатели нормальные, значит, всё хорошо. Мог себе позволить и шоколадку вечером съесть, но потом случилась травма, после которой многое переосмыслил. Я поехал с «Ростовом» на сборы, и испанцы-физиотерапевты чуть ли не каждый день мне объясняли, что для колена будет лучше, если вес будет меньше. Говорили, чтобы я не набирал массу. Естественно, на сборах не было сладкого и вредного – я вошёл в режим и после месяца нагрузок сохранил эту систему питания. Может быть, два года назад я был моложе и более легкомысленно относился к еде, а сейчас стал умнее и изменил отношение к сладкому.

— Когда в последний раз отказывался от сладкого?

— Когда ехали из Тулы после недавнего матча. Была остановка, во время которой можно было зайти в магазин. После игры думаю: «Что-то шоколадку хочется…». Купил, но в итоге даже не стал есть. Раньше мог дома выпить лимонада — сейчас заказываю газированную минеральную воду в упаковках. Если ограничиваешь себя, легче следить за своей массой.

— Теперь давай про «Химки». Сейчас у команды небольшой спад.

— Вся команда работает над тем, чтобы все нормализовалось. Надеюсь, начнем уже с домашнего матча с «Ахматом». С «Локомотивом» и «Арсеналом» мы вели игру, а во вторых таймах вообще с чужой половины не уходили. К сожалению, не хватило везения и реализации.

— Месяц назад ты рассказывал, что на поле тебе чего-то не хватает, будто потерял игровую нить. Как себя чувствуешь сейчас?

— Сейчас намного легче. Когда только вернулся в «Химки», мы разговаривали с Игорем Геннадьевичем. Он сказал, что мне минимум 1,5 месяца нужно, чтобы набрать форму. Подумал тогда: «Да ладно! Только-только ведь в «Ростове» сборы прошёл». Но вышел в концовке со «Спартаком» минут на двадцать и все понял. Работа, которую ты выполняешь на тренировках, и нагрузка во время матча — это разные вещи. Сейчас после месяца работы уже легче выходить на поле — с «Арсеналом» провёл полноценный второй тайм. К сожалению, я очень много пропустил. Сейчас начинаю набирать кондиции, но ещё нужно много работать. Хочется забивать и побеждать!

БЛИЦ

— Джокович или Федерер?

— Джокович.

— Кто в «Химках» самый быстрый?

— Бажик (Кирилл Боженов — прим. ред.).

— Куда ты поедешь в отпуск?

— В Хорватию. Хотел бы съездить на море.

— Последние три трека в твоём плейлисте?

— Песня «Юность» группы Добро, BUSTER «Большие Боссы» и «Весь мир для нас» от L’One.

— Твой идеальный выходной?

— Обязательно выспаться. Если хорошая погода, прокатиться с женой на электросамокатах по Химкам. Посмотреть фильм или сериал. Чуть-чуть поиграть в Counter-Strike.

— Любимый сериал?

— Их два. «Острые козырьки» и «Ходячие мертвецы».