Сенин СЕБАИ: «Я открыл в Африке свою футбольную академию и хочу помочь ребятам реализовать мечту»
ГлавнаяПресса
Сенин СЕБАИ: «Я открыл в Африке свою футбольную академию и хочу помочь ребятам реализовать мечту»

Фрагмент из опубликованного в программке интервью с нападающим красно-чёрных Сенином Себаи перед матчем с «Уралом» о самой тяжелой предсезонке в жизни, атмосфере в «Химках» и начале непростого футбольного пути, когда приходилось конфликтовать с отцом из-за мечты.

— Себа, как ты оказался в нашей стране?

— Перед тем как приехать в Россию, я играл в Беларуси и Молдавии. Про Россию я много слышал. Сейду Думбия из Кот-д’Ивуара играл в ЦСКА. Многие ребята из нашей страны поехали учиться в Москву. От многих получал хорошие отзывы, поэтому не был удивлён приезду в Россию — наоборот, стремился попасть в российский чемпионат. Первой моей командой здесь была калининградская «Балтика».

— Насколько тяжёлой была адаптация в России?

— Адаптация в России не была такой уж сложной, потому что до этого я поиграл в других странах Восточной Европы. Основные 3 вещи, о которых мы говорим при адаптации: язык, погода и футбол. С футболом всё понятно — язык футбола понимают все. С погодой в России было проще, чем в Молдавии — тогда я в первый раз узнал, что такое зима.

— И как впечатления?

— Ужасные. Я не мог бегать, не мог тренироваться. Я просил тренера отпустить меня домой, потому что просто не мог двигаться. Звонил агенту, просил вернуть меня в Африку — ведь в такой погоде жить нереально.

Но со временем я привык, сейчас все нормально. С языком тоже было проще, когда переехал в Россию. «Химки» — мой первый клуб в Премьер-Лиге. С Игорем Геннадьевичем я уже работал в «Балтике» и понимаю, какой футбол он хочет видеть, поэтому с взаимопониманием не было проблем.

— Как отреагировал Дмитрий Селюк, когда ты позвонил ему и попросил о возвращении в Африку?

— Когда позвонил первый раз, конечно, агенту и тренеру было смешно. Ну, представь, я звоню и говорю: «Я не могу. Всё, верните меня обратно в Африку, мне здесь холодно». Когда была первая тренировка зимой, у меня обмёрзли ноги и руки. Тренер отнесся к моему состоянию с пониманием и отправил меня в раздевалку, чтобы я согрелся. Когда я зашел в тепло, подумал, что будет разумно положить ноги в горячую воду. Включил горячую воду и закричал от боли.

— Что заставило тебя остаться здесь?

— На следующий день позвонил агенту, сказал, что здесь очень холодно, и мне тяжело. Дмитрий дал понять, что вся Европа такая. И если я хочу добиться успеха и играть в Европе, то нужно адаптироваться здесь и быть готовым к холодной погоде, утепляться, надевать куртку. Потому что, если вернешься в Африку, возможно, такого предложения из Европы больше не будет.

— Расскажи про самый сильный холод, который ты пережил в России?

— Когда играл в «Балтике», команда уехала на предсезонные сборы в Турцию. Сделать мне визу не получилось, и я остался в Калининграде на все время предсезонки. Один из тренеров остался, чтобы специально меня готовить. И эти двухразовые ежедневные тренировки я никогда не забуду. Это было ужасно.

— Что именно было ужасно? По какому графику ты тренировался?

— Иногда были тренировки в зале, иногда на улице, иногда обе тренировки были на улице. Из самого жёсткого вспоминаю, как мы вышли с утра на тренировку, а все поле завалено снегом — реально большие сугробы. Я такой: «Ну что, погода не позволяет? Давай отменять?». Тренер не увидел в этом проблемы, ответил, что тренировка будет, и заставил меня бегать. В какой-то момент хотелось остановиться и сказать: «Хватит». После подобных тренировок были мысли: «Что я здесь делаю? Зачем?». Но программа есть программа, и я работал.

— В детстве у тебя были проблемы, связанные с занятием футболом?

— Были проблемы иного плана. С самых юных лет, сколько себя помню, я хотел играть в футбол. Не было ни одного дня, чтобы я просто лежал. Всегда были амбиции стать футболистом. Но отец не желал, чтобы я играл в футбол. Папа хотел, чтобы я выучился, построил хорошую карьеру: стал бы руководителем, директором. Но мне это было не нужно. Я ушёл из школы, и папа выгнал меня из дома. Сначала я жил у друга какое-то время — просто из-за того, что я хотел играть в футбол, а папа не хотел, чтобы я стал футболистом.

— Когда все изменилось?

— Через пару лет. Я играл с мячом на улице, и меня заметил человек из академии, который предложил проживание в интернате. Один-два года я провел там, а потом вернулся домой. Пытался объяснить отцу, что хочу играть, но нужно было платить за интернат. Отец отказал. Я продолжил играть, всеми силами стараясь пробиться в футбол.

— И как ты уехал из Африки?

— Мой друг каким-то образом вышел на человека из Европы, который открыл академию в Кот-д’Ивуаре. Мне предложили приехать на просмотр. Директор этой академии оказался знакомым Дмитрия Селюка. Я понравился селекционерам, и владелец академии приехал к моему отцу на разговор. Вот его слова: «Отпустите сына, он у вас талантливый парень».

Отец согласился отпустить меня, но платить за академию наотрез отказался. Директор ответил: «Не платите, просто дайте ему играть». Через год после поступления в Академию началась моя карьера в Европе.

— Мохамед Конате рассказывал, что африканским парням очень сложно попасть в Европу. Случается, что они доверяются агентам, улетают, но их никто не встречает, и они остаются в чужой стране без денег и возможностей.

— Таких историй — миллион. Это обыденность для многих африканских стран. Приходит человек, просит денег, обещает привести в Европу. Люди охотно верят, потому что они смотрят телевизор и видят в интернете, что в Европе «медом намазано». Они восхищаются такими футболистами, как Это'о и Дрогба. Думают, главное — попасть в Европу, а там все само решится. Продают квартиры, отдают деньги, приезжают в Европу, там их никто не встречает, и они просто остаются на улице.

Кстати, я открыл академию в Африке, чтобы помочь молодым ребятам реализовать свои мечты. Да, можно приехать и сказать: «Смотрите на меня, я играю в России, в лучшем чемпионате Восточной Европы. Дайте мне десять тысяч баксов, и я привезу вас в Европу». Но это неправильно. В своей академии я пытаюсь дать ребятам надежду.

— Себа, вы с твоим соотечественником Мохамедом немного разные футболисты. Он рослый и атлетичный. Ты — быстрый и любишь работать с мячом. Как развивал эти качества?

— Я знаю, что моя сильная сторона — это скорость. Так как в российском чемпионате защитники сильные и высокие, я должен быть быстрее, поэтому каждый день работаю в зале. Наш тренер по физической подготовке готовит для меня специальную программу на ноги. Я не всегда могу выиграть борьбу вверху, поэтому работаю над тем, чтобы мне это было не нужно.

— Как тебе «Химки»?

— У нас отличные команда и атмосфера в коллективе. Сеня Логашов — главный шутник в команде. У него всегда найдется шутка, над которой все будут смеяться. Денис Глушаков — известный и опытный футболист, но при всем этом достаточно скромный парень. Он играл в больших российских клубах и выступал за сборную России, но, когда общаешься с ним, он этого не показывает. Наоборот — может пошутить: «Ну что, завтра в баньку? Тебе нужно купить это и это, чтобы с нами пойти». Атмосфера классная. Каждый день, когда я оказываюсь в раздевалке, для меня праздник.

БЛИЦ.

— Кто из полевых футболистов «Химок» может встать в ворота?

— Идову. У него столько энергии, что он успевает и в защите, и в полузащите, и в нападении. Думаю, Брайн и в воротах сможет.

— Твое главное качество в жизни?

— Чувство юмора. Не люблю быть серьезным. Люблю шутить. И искать во всем позитив.

— Твое любимое русское блюдо?

— Плов и борщ.

— Твои интересы помимо футбола?

— PlayStation и NBA. Смотрю баскетбол, болею за Los Angeles Lakers.

— Русские люди — какие?

— Сильные.

— Любимое место?

— В России — Сочи. Очень красивый город. А в Химках — МЕГА, ха-ха.