Игорь ЧЕРЕВЧЕНКО: «Мотивация игроков – это их клуб, их болельщики, их имя, семьи»
ГлавнаяПресса
Игорь ЧЕРЕВЧЕНКО: «Мотивация игроков – это их клуб, их болельщики, их имя, семьи»
Sports.ru 30/04/2021

Игорь Черевченко – однозначный претендент на титул лучшего тренера российского сезона. Возможно, вы уже забыли, но на момент прихода Черевченко «Химки» подмосковная команда болталась на 15-м месте с тремя очками, отсутствием внятных трансферов и перспектив.

«Химки» одержали первую победу в сезоне в дебютном матче Черевченко (1:0 над «Динамо»), после чего в Подмосковье подъехали Резиуан Мирзов и Денис Глушаков – команда рванула вверх и стала второй на отрезке до зимнего перерыва, проиграв лишь трижды.

Весной «Химки» – тоже в порядке, больше за восемь туров набрали только «Зенит» (на 1 очко), «Рубин» (на 2) и «Локомотив» (на 6). Александр Дорский встретился с Игорем Черевченко и узнал все о расцвете «Химок», а также неумении наших клубов играть первым номером и правильном тренерском пути (до взрослых команд Черевченко работал в академии «Локомотива»).

***

– В «Балтику», «Арсенал» и «Химки» вы приходили по ходу сезона. В этих ситуациях было что-то общее?

– То, что я не боялся, несмотря на сложное турнирное положение «Балтики» и «Химок». Но это тоже разные ситуации: в «Балтике» впереди были сборы, а в «Химки» я пришел после восьмого тура, уже на следующий день мы играли с «Динамо» (1:0).

До «Химок» у меня было два предложения из ФНЛ – от команд, которые сейчас наверху. Но я уже говорил, что хотел отдохнуть до зимы. Были проблемы с коленом, думал об операции.

Мы встретились с руководством «Химок», я взял время для размышлений – думал где-то около недели. Это все-таки РПЛ, поэтому согласился. Три очка после восьми туров меня вообще не смущали.

В «Химки» не верил никто из моих знакомых – говорили, что в лучшем случае попадем в переходные матчи. Это футбольные люди, но, наверное, они удивились тому, что получается. Конечно, где-то нам повезло, но такое бывает у всех.

– Первое, что вы поменяли в «Химках»?

– Полноценно перешли на три центральных защитника. Я люблю играть в четыре, но мы посчитали, что этот подбор игроков сможет принести больше пользы именно в такой схеме. Так что тут отталкивался от футболистов.

– Для игроков этот переход был несложным, учитывая, что при Юране уже использовали тройку, иногда при ней играли и с Гунько?

– Я разговаривал со всеми защитниками – спрашивал, как они видят нашу оборону, кому удобнее на какой позиции в тройке. Все согласились, что лучше играть в три, потому что все хотели выходить на поле – очевидно, что в этой схеме шансов попасть в состав больше.

Такой же разговор был с опорниками, с Конате – он сразу стал основным нападающим. В «Тамбове» он был игроком ротации, в «Химках» до моего прихода – тоже, но при игре в три центральных защитника впереди нужен столб, через которого можно выходить из обороны.

Конате хорошо цепляется, играет вверху, всегда заряжен. Может, результативность неважная, всего два гола, но в остальном он полностью устраивает тренерский штаб.

Плюс, конечно, важный момент – приход Мирзова и Глушакова.

– Перед мартовской паузой на матчи сборных все медиа облетела таблица РПЛ с момента вашего прихода в «Химки». 15 игр, 32 очка, первое место в лиге. Три пункта, которые объясняют взлет «Химок»?

– Для команды, которая находится внизу таблицы, главное – психология. Игроки должны были понять, что они могут побеждать.

Второе – игровая дисциплина. Третье – ни один из игроков «Химок» не жалел ни себя, ни соперника.

– Как работать над психологией? Индивидуальные беседы, командные собрания?

– Я не любитель командных собраний – делаю их, только когда происходит форс-мажор. В первую очередь это касается поведения. А так, установки, теории – вот и все командные собрания.

Наш тренерский штаб много разговаривает с игроками один на один: я, Валерий Климов, Игорь Семшов.

2:7 от «Краснодара» перед нашим приходом – конечно, это был удар. Мы сказали, что эту игру нужно выкинуть из головы, впереди еще 22 матча. Нам очень помогла победа над «Динамо» – ребята поверили в себя. Без результата на поле ни одна индивидуальная беседа не принесет нужной пользы.

– До вас у «Химок» не было должной игровой дисциплины?

– Приход нового тренера – стресс для любого игрока. Абсолютно у всех появляется надежда, что при новом тренере он будет играть чаще. Шанс действительно есть, так что мобилизация происходит просто от факта перемен.

Другой вопрос, что этого задора обычно хватает на две-три игры, сохранить его на дистанции гораздо сложнее. В «Химках» в этом смысле не было особенных трудностей, но у нас в обойме 14-15 игроков, в графике этого сезона этого мало.

ЧЕРЕВЧЕНКО ДВАЖДЫ БЫЛ НЕДОВОЛЕН НАСТРОЕН НА «ХИМОК» – ПОСЛЕ КУБКОВЫХ 0:4 ДАЖЕ СОБИРАЛ КОМАНДНОЕ СОБРАНИЕ, ХОТЯ НЕ ЛЮБИТ ИХ. ТРЕНЕР НЕ ДОЛЖЕН МОТИВИРОВАТЬ – ФУТБОЛИСТЫ ИГРАЮТ НА СВОЕ ИМЯ

– Вы говорили, что вас не волнует количество допущенных ударов – пересматривая, думаете, что часть из них можете отбить. Я с этим согласен, но разве нет данных, которые больше говорят о качестве обороны? Например, допущенные удары из штрафной.

– Я имел в виду даже не просто удары, а удары в створ – иногда смотришь, а там мяч разорванным до ворот долетел.

Ошибки есть. Это, например, показала игра с «Ахматом» (1:3), в которой мы допустили большое количество проникающих передач. Нам нужно было готовиться к этой игре так же, как мы готовились, находясь в критической ситуации. Со стороны мне кажется, что у ребят появился холодок после того, как гарантировали место в РПЛ на следующий сезон.

Меня спрашивают о мотивации игроков, но я не понимаю этого вопроса. Это работа игроков – они работают на свое имя.

– Холодок появился перед «Ахматом»(17 апреля) или, например, после победы над «Локомотивом» (3:2) в последней игре перед зимней паузой?

– Нет, тогда же мы не решили задачу. Весной «Химки» обезопасили себя даже от переходных матчей. Поняли, что вовремя уйдут в отпуск – у некоторых игроков появился этот холодок. Приходится разговаривать, иногда жестко. Хотя тебе может показаться, что я спокойный человек. Я долго терплю – для всех будет лучше, если я не взорвусь.

Мне не понравился настрой именно на «Ахмат», считаю, что эту игру мы сами проиграли.

– Вторая часть сезона для «Химок» началась с 0:4 от «Крыльев Советов» в Кубке России. После той игры вы сказали, что многие футболисты «Химок» посчитали, что они очень хорошо играют. Как меняли ситуацию?

– Это была еще довольно мягкая формулировка, мысли были намного жестче, но не люблю выносить сор из избы. После «Крыльев» мы собрались – и всей команде, и индивидуально я высказал все, что думаю о ребятах и этом матче. Это как раз тот форс-мажор, о котором я говорил чуть ранее.

Мне кажется, ребята подумали, что они в четвертьфинале – в соперниках команда из ФНЛ, домашняя игра. Я считаю, что после предсезонки четыре-пять матчей все одинаковы, соперник не имеет особого значения. «Крылья» – команда уровня РПЛ, на сборах они обыгрывали «Рубин», со всеми играли на равных.

– Если после матча вы говорите о таком настрое игроков, у вас нет недовольства собой? Можно ли рассуждать, что тренер провалил ментальную подготовку футболистов?

– Я ищу проблему в себе после каждого поражения. После «Крыльев» мы с Климовым и Семшовым искали причины произошедшего – решили, что недооценка соперника стала одной из ключевых причин. Плюс раннее удаление Миши Тихонова.

ДЕТАЛИ ПРО ЛИДЕРОВ «ХИМОК»: МИРЗОВА ПРОСЯТ БЫСТРЕЕ ОСВОБОЖДАТЬСЯ ОТ МЯЧА, ПОЛУЗАЩИТНИКИ ДОЛЖНЫ УЧИТЬСЯ У ГЛУШАКОВА, КУХАРЧУКУ ПРОСТО НАШЛИ ПРАВИЛЬНУЮ ПОЗИЦИЮ

– Одно из ярчайших перевоплощений «Химок» при вас – игра и результативность Ильи Кухарчука (5+5 в 17 матчах). Как вы объясняете его прогресс?

– Мы просто нашли место, где ему нравится играть. После моего прихода он стал играть третьим нападающим, хотя до этого закрывал весь фланг. В декабрьском матче с ЦСКА (2:2) мы тоже поставили его налево – уже в перерыве сделали замену, вернули Кухарчука в атаку, он забил.

Весной Илья не всегда попадает в старт – он не сбавил требования к себе, иногда дело в тактике. Плюс во втором тайме иногда нужно переламывать игру – мы это можем делать за счет Кухарчука. Есть игроки, которые не умеют выходить на замену – у Ильи с этим нет проблем.

– С Мирзовым вы работали в «Арсенале». С тех пор в его игре что-то изменилось?

– В «Арсенале» мы играли в четыре защитника, Мирзов играл левого нападающего. В «Химках» он играет в 3-4-3 или 3-5-2 – он всегда в атаке. Разница только в позиции – в его игровых качествах, характере я не увидел изменений.

Но, конечно, после «Спартака» ему есть что доказывать, Резиуан очень хочет закрепиться в сборной. Насколько я понимаю, он все равно хочет вернуться в «Спартак» и показать все на что способен. Если в следующем сезоне он станет игроком старта «Спартака», я буду только рад.

– Вы сказали, что разница между Мирзовым в Туле и «Химках» – лишь в позиции, но кажется, что и сейчас его часто тянет на фланг, из-за чего более узкую позицию при атаке занимает Идову. Правильно ли это впечатление?

– Конечно, когда Мирзов или другой атакующий игрок оказывается на бровке, подключающемуся защитнику нужно подключаться в середину. Зачем два человека на бровке? Они будут только мешать друг другу.

Мирзов и Идову отлично взаимодействуют, ищут друг друга передачами. Нам нет смысла держать Идову сзади на фланге, потому что мы играем в три центральных защитника.

Я вообще не понимаю, почему некоторые российские команды оставляют трех защитников против одного нападающего – топы не боятся играть один в один, но у нас остались стереотипы, что в обороне всегда должно быть большинство. Может, это из-за неуверенности в себе, другого объяснения я пока не нашел.

– Когда Мирзов появился в РПЛ вместе с «Торпедо», его дриблинг сразу бросился в глаза, но казалось, что он часто передерживал мяч. Как сейчас оцените эту часть его игры?

– Эта работа ведется до сих пор, мы говорим Резиуану, что он много передерживает, хотя за счет него можем доставлять мяч свободным игрокам. Все изучили Мирзова – против него всегда два-три соперника.

Наверное, прогресс есть, но не такой быстрый, как хотелось бы. На то, чтобы Мирзов быстрее расставался с мячом, мы обращаем внимание и на тренировках, и на разборах игр. Реакция нормальная – у Мирзова правильный характер.

– Когда Мирзов переходил в «Спартак», трансфер казался спорным не из-за качества игры Резиуана, а из-за того, что большинство моментов он создавал в быстрых атаках, хотя «Спартаку» приходится много атаковать позиционно. Насколько эта оценка была правильной?

– Конечно, Мирзову проще на пространстве, потому что у него есть скорость и техника, но когда мало свободных зон и некуда бежать, проблемы возникают у большинства команд и игроков.

Мне кажется, что для позиционного футбола у Мирзова тоже есть хорошее качество – как раз обыгрыш даже не одного, а двух соперников. Плюс, когда он переходил, «Спартак» не играл первым номером, а больше действовал от обороны. Играть позиционно их заставляли соперники, но большинство голов при Кононове забивали после быстрых атак.

– Другой статусный новичок «Химок» после вашего прихода – Глушаков. Вы довольны объемом, который он давал до травмы? Или те, кто играл с ним в паре, должны были скрывать его недостатки?

– Те, кто играл в паре с Глушаковым, должны были смотреть на его игру и учиться.

Глушаков – системообразующий игрок «Химок». Матч с «Ахматом» показал, что без него в середине поля у нас возникают проблемы.

Плюс он всегда забивает 3-4 гола за сезон. Денис добегает до чужой штрафной – это то, что я хочу видеть от других, но пока не получается.

– Добегания – хорошо. Чему еще другие центральные полузащитники должны учиться у Глушакова?

– Всему: видение поля, взаимодействие с партнерами, понимание игры.

– Видению поля можно научиться?

– Сложный вопрос. Я играл в «Локомотиве» вместе с Дмитрием Лоськовым – у него все было от рождения.

Думаю, научиться можно всему, если есть хоть небольшая предрасположенность. Игрок – как ученик в школе. Кто-то понимает с первого раза – это отличник. Кто-то не понимает с десятого – это двоечник. Если ты двоечник, должен компенсировать это выносливостью и характером.

– Вероятно, главная покупка «Химок» зимой – защитник Дагерстол, который до последнего матча с «Динамо» выходил в старте в опорной зоне. Почему?

– На тренировках было заметно, что Дагерстол очень цепкий, вовремя вступает в борьбу, плюс всегда играет вперед. Всегда сам пройдет с мячом, если есть свободная зона – я этого требую.

В защите с ноября неплохо играла тройка Филин – Данилкин – Тихий. Так что я поговорил с Дагерстолом, он сказал, что в Швеции иногда играл опорника – никаких проблем. У нас были проблемы с подборами в опорной зоне – с Филипом стало получше.

ЧЕРЕВЧЕНКО СЧИТАЕТ, ЧТО В РОССИИ НЕ УМЕЮТ ИГРАТЬ ПЕРВЫМ НОМЕРОМ. ГЛАВНОЕ ДЛЯ ТАКОЙ ИГРЫ – ПОДБОР ИГРОКОВ, КАЧЕСТВЕННО В ПОЗИЦИОНКУ ИГРАЛ ТОЛЬКО «СПАРТАК» РОМАНЦЕВА

– Вы говорили, что в России никто не умеет играть первым номером.

– Никто. Даже «Зенит» не может.

– Что такое игра первым номером?

– Позиционная атака. Если кто-то в России играет первым номером, то только из-за того, что так заставляет играть соперник. Допустим, в нашем матче с «Ахматом» нас заставили.

– «Химки» и «Ахмат» – команды из середины таблицы. Разве у «Зенита», «Спартака», «Краснодара» нет внутреннего стремления играть первым номером?

– У «Краснодара» есть. Мелкий пас перед штрафной, врывания, проникающие передачи на третьего – это было поставлено, под эту философию покупались футболисты.

«Зенит» заставляют играть первым номером, потому что у них хороший подбор игроков, с ними тяжело раскрываться. У «Спартака» сейчас отличная атака – тоже незачем им давать зоны.

– Почему желание соперника перевешивает внутреннее стремление?

– Потому что изначально «Зенит» и «Спартак» знают, что против них будут играть вторым номером.

– За последние пятнадцать лет была хоть одна российская команда, умевшая играть первым номером?

– «Спартак» Олега Романцева, но это получается за тридцать.

– Это не говорит о том, что лига была слабее даже того, что есть сейчас?

– В 90-е лига была сильнее, чем сейчас, потому что играло еще союзное поколение. Сравни результаты команд в еврокубках тогда и сейчас.

– Время, которое вы уделяете позиционным атакам в своих командах, меняется?

– В «Балтике», «Арсенале» и «Химках» – примерно одинаковое, в одном занятии мы совмещаем позиционную атаку и позиционную оборону. В «Локомотиве» больше работали над атакой, потому что понимали, что нас заставят много играть позиционно.

– Чего не хватает нашим командам для качественной позиционной атаки?

– Наверное, главное – подбор игроков. В этом смысле самый яркий пример – «Краснодар», мы же знаем их философию. Если их подбор игроков соответствует ей, мы видим действительно красивую атаку, комбинации, много голов. Если нет – есть проблемы.

НАУЧИЛСЯ У БИЛИЧА ПРАВИЛЬНОМУ ОБЩЕНИЮ С ИГРОКАМИ – ТОТ НЕ НАГНЕТАЛ ДАЖЕ ПОСЛЕ СЕРИИ ПОРАЖЕНИЙ. КАК ПРАВИЛЬНО ИНТЕРПРЕТИРОВАТЬ ФИТНЕС-ДАННЫЕ И СТАТИСТИКУ ПО ЕДИНОБОРСТВАМ

– Вы постоянно тепло отзываетесь о Славене Биличе. Как вы сошлись?

– Не могу сказать, что у меня плохие отношения с кем-то из тренеров, под чьим руководством я играл или кому помогал в качестве ассистента, но Билич среди них – мой единственный настоящий друг.

Мы впервые встретились перед Евро-2012 – уже было известно, что после турнира он возглавит «Локомотив». Мы познакомились, он расписал программу, по которой я шел, пока он был на Евро.

Когда Славен тренировал «Бешикташ», я летал к нему в Стамбул. Собирался лететь в Англию, когда он работал в «Вест Хэме» и «Вест Бромвиче», но оба раза его увольняли. Мы уже шутили, что больше не нужно договариваться о поездке, а то его уволят. Но сейчас он в «Бэйцзин Гоань» – до Китая я в принципе вряд ли доберусь, так что, думаю, там он долго проработает.

– Главное, чему вас научил Билич?

– У балканцев выстраивается правильное общение с игроками – футболисты кайфовали от работы с Биличем, Божовичем и Муслиным. Очень разряженная обстановка, никто не нагнетает даже после двух-трех поражений. Они могли пихануть сразу после игры, но уже на следующий день говорили о том, что нужно жить настоящим и будущим.

Мне кажется, в такой обстановке игроки чувствуют себя раскрепощенными и уверенными.

– Например, когда вы играли в «Локомотиве» у Семина, такой атмосферы не было?

– Билич не взрывался так, как это делал Семин, хотя лично меня как раз нужно было постоянно встряхивать, так что в этом плане Палыч все делал правильно.

Помню, однажды во Владикавказе в перерыве сумка летала по раздевалке. Мне кажется, пока она летела, мы уже вышли на поле и забили два гола.

У Божовича, Билича таких эпизодов не было, хотя они все-таки иногда срывались. Может, дело в том, что сейчас игроков нельзя обижать – есть иностранцы с другим менталитетом, плюс у каждого есть агент. Нужно быть поосторожнее, а то могут и в суд подать.

– Что взяли себе от Семина?

– То, что каждая игра – это война.

Ребята, которые работали с Палычем в «Локомотиве» в последнее время, говорили, что все осталось по-прежнему – важно, кто кого перебегает, кто кого перебьет, кто будет лучше в единоборствах. Если это дает результат, значит, Палыч все делал правильно.

Тем не менее он был сторонником нововведений, изучал европейский футбол, разбирал соперников и глубоко погружался в тактические нюансы. Но на первом месте у Палыча всегда правильный настрой на игру.

– Вы говорили, что как раз обращаете внимание на данные по единоборствам. Какая у них корреляция с результатом?

– Защитник должен выигрывать не менее 70% единоборств, в атаке должно быть хотя бы под 40%. Но нападающий – зависимый игрок, поэтому основное – процент выигранных единоборств в обороне и опорной зоне.

Жестких критериев типа «Мы выигрывали в обороне 80%, значит, точно не проиграем» нет. Плюс нужно делать скидку на соперника – 50 на 50 против Крыховяка будет неплохим показателем. Или Каборе в «Кубани» и раннем «Краснодаре» – против него было очень сложно, у него всегда был высокий процент выигранных единоборств.

Еще смотрю фитнес-статистику, но и в ней важен контекст. Я как-то даже поспорил по поводу одного игрока. Смотрим данные – этот игрок пробежал на спринтах 380 метров, это хороший показатель. Дальше я предложил посмотреть, куда он пробежал эти спринты. Оказалось, он просто бежал за своим игроком к своим воротам, потому что часто неправильно выбирал позицию.

ЧЕРЕВЧЕНКО НАЧИНАЛ В АКАДЕМИИ, ПОТОМУ ЧТО НЕ БЫЛ ГОТОВ К ТРЕНЕРСКОЙ РАБОТЕ. ПОТОМ СЕМЬ ЛЕТ ПОМОГАЛ ГЛАВНЫМ ТРЕНЕРАМ «ЛОКОМОТИВА» – СЧИТАЕТ, ЧТО ИДЕАЛЬНЫЙ ПОМОЩНИК АРГУМЕНТИРОВАННО ИДЕТ В ПРОТИВОВЕС

– До взрослого футбола вы работали в академии «Локомотива». В последние годы многие бывшие игроки сразу становятся главными тренерами основы. Можно ли сказать, что какой-то из этих путей правильный?

– Правильный путь – это результат. Если он есть, любой руководитель скажет, что он все сделал правильно.

Я мог сразу пойти помощником в дубль «Локомотива», но чувствовал, что не готов. Я вообще не понимал, что такое тренерская работа, а ей же нужно учиться, понимать, готов ли ты ко всему. Я хотел понять, нужно ли быть мне тренером, вдруг мне было бы неинтересно.

– Но ведь можно это понять, работая помощником в дубле – более высокие зарплата и статус.

– Мой отец работал в академии «Локомотива», я знал, что он мне поможет. С 12-летними нужно было даже не разговаривать, а показывать, как бить по мячу, куда ставить опорную ногу, как вбрасывать аут.

Я играл с ребятами в квадрат, водил за руку, показывал, куда бежать. Дети лучше воспринимают визуально.

Иногда я слышал тренеров, говоривших, что при работе с 12-летними для них главное – скоростно-силовая работа. Я этого вообще не понимаю – когда начинал сам, до 16 лет был только футбол, никакой силовой работы, тактики. До определенного возраста ребятам нужен только мяч. Кто-то может заниматься тактикой, потому что ему нужен результат на конкретном турнире, но разве глобально этот результат что-то поменяет? Если из твоей команды двое попали во взрослую – вот это результат.

– После академии вы семь лет работали помощником главных тренеров «Локомотива». Идеальный помощник – какой он?

– Тот, который аргументированно идет в противовес тренеру. Когда есть противоположное мнение, главный начинает активнее думать. Если все со всем сразу согласны, не задают вопросов – никакого роста не будет. Мне нравится, что с Климовым и Семшовым мы можем час обсуждать один момент – у каждого может быть свое видение, но в итоге все равно как-то приходим к общему решению.

Как помощник я никогда не молчал, это нормально всеми воспринималось. Леонид Кучук перед каждой игрой даже просил помощников писать свои варианты состава – несмотря на споры, у меня с ним всегда совпадал.

В «Химках» у нас есть шесть-семь игроков, которые почти всегда попадают в старт. Остальных обсуждаем с Климовым и Семшовым, вместе просматриваем соперников. Также Семшов отвечает за стандарты, Климов – больше за тактику.

– С кем больше спорите?

– С Климовым – мы с ним вообще родственники, крестные детей Алексея Полякова. Валера тоже упрямый.

– Семшов быстрее принимает чужую точку зрения?

– Нет, он свою тоже отстаивает достаточно жестко.

***

– До конца сезона – три тура. Как их нужно сыграть, чтобы не было смазанного впечатления от финиша сезона?

– Его не будет в любом случае, потому что «Химки» перевыполнили задачу.

Еще раз: дополнительной мотивации в профессиональном спорте быть не должно. Мотивация игроков – это их клуб, их болельщики, их имя, семьи.

Я не должен уговаривать их играть в футбол.

Меня же никто не уговаривал.