Кирилл БОЖЕНОВ: «Мы стали командой - все бьются друг за друга»
Автономное учреждение муниципального
образования городского округа Химки
«Футбольный клуб «Химки»
ГлавнаяПресса
Press

Всего год назад правый латераль «Химок» выходил в ПФЛ против «Калуги», «Рязани» и липецкого «Металлурга». Этой осенью он без замен играет в премьер-лиге и у Гунько, и у Черевченко, а в октябре забил на «РЖД Арене» «Локомотиву». Накануне своего двадцатилетия и матча с ЦСКА (клубом, в который он уехал из Барнаула пять лет назад) Кирилл рассказал:

- О рыбалке с дедом и дворовом баскетболе
- Об общении с Алексеем Смертиным и поездке в ЦСКА
- О роли родителей в своей жизни и помощи тренеров «Химок»

— Барнаул дал РПЛ Соболева, Ерохина, Дюпина, Городова, тебя. Раньше — Смертина, Кормильцева и Минько. Откуда в одном сибирском городе столько талантливых футболистов?

— Там нет таких условий, как в Москве, но есть сильные детские тренеры — от них все идет. Они закладывают характер и основы мастерства. К тому же Барнаул такой город, что там нечего терять. Поэтому дети сначала просто играют в футбол в свое удовольствие. А дальше все зависит от психологии, которую развивает детский тренер.

— В интервью сайту «Химок» ты сказал, что любишь рыбалку. С чего началось?

— С детства, когда к деду ездил. Мы еще и охотились, но больше рыбачили. Кстати, смешная ситуация с этим связана. Мне тогда лет двенадцать-тринадцать было. Рано утром мы поехали в какое-то новое для меня место, где ходила только щука. Людей в такое время не было, но оставались чьи-то сети. Мы с дедом их сняли и привезли домой очень-очень много рыбы.

— Как проводил время в Горно-Алтайске?

— Люблю отдыхать там летом — с друзьями или родителями. От Барнаула это часа три на машине. В Горно-Алтайске интересно просто погулять по горам. Зимой мне там меньше нравится. Я вообще последние года три не катался на лыжах — в контракте же прописано, что это опасно. Есть риск получить травму.

— Правда, что в детстве ты увлекался еще и баскетболом?

— Не совсем. Просто рядом с моим барнаульским домом — спортивная площадка. И я иногда играл с друзьями в баскетбол. От нечего делать. Но моим главным увлечением всегда был футбол, и до шестнадцати лет, когда уехал в Москву, я играл в Барнауле за «Алтай». Он же — школа Алексея Смертина.

— Как игралось на снегу?

— Даже прикольно в каких-то моментах. Правда, одно дело на сугробах играть, а другое — когда подтает, а потом подмерзнет. И носишься по льду, как на коньках. Лучше уж на сугробах — это как-то интереснее и для физической формы, наверно, полезнее.

— С самим Смертиным общался?

— Мы много раз пересекались. Он часто бывает в Барнауле. Последний раз виделись пару лет назад, когда я вернулся в Барнаул по учебным делам, заглянул в свою футбольную школу и увидел моего тренера с Алексеем Смертиным. Он был в велосипедках — только что с кросса. Смертин здорово следит за собой — поджаристый, подсушенный.

— Кто-то из твоих барнаульских ровесников забрался на сопоставимый с тобой уровень?

— Шаба, Артем Шаболин. Атакующий полузащитник. В этом сезоне уже девять раз выходил в составе «Урала» — в премьер-лиге и Кубке. Мы с ним на связи. Вратарь Виталий Сычев в прошлом году перешел из «Локомотива» в «Тамбов». Есть также вратарь Максим Едапин в «Тюмени», но он еще в детстве уехал из Барнаула в ЦСКА.

— Ты сначала тоже приехал в ЦСКА. Как это получилось?

— Мой барнаульский тренер Владимир Евглевский поддерживает отношения с селекционером ЦСКА Денисом Машкариным. Они договорились о приглашении на просмотр в Москву другого игрока нашей команды, но я тоже напросился за компанию.

Я особо не задумывался, что меня ждет, и точно ничего не боялся. Просто поставил себе задачу — уехать и все. Даже не держал в голове других вариантов. Многие барнаульские ребята уезжали еще раньше, а я, мне кажется, уехал прям вовремя и попал в струю.

— Как прошел просмотр в ЦСКА?

— Я понравился, и меня еще раз вызвали (за счет клуба), а другого барнаульского парня — нет, не подошел. Перед второй поездкой в ЦСКА я приболел, всего один-два раза потренировался и поехал на зимнее первенство Москвы. Вышел в основе против «Спартака», но меня поставили на край (хотя на просмотре я играл центрального атакующего хава), и у меня как-то не пошло. В ЦСКА меня не оставили.

— Расстроился?

— Все к лучшему. В ЦСКА мне предложили вариант со «Строгино», а еще меня звали в егорьевский «Сатурн». Его тренер Олег Мазур запомнил меня по играм в детском чемпионате России, когда мы сыграли с ними вничью.

Сначала я хотел в «Строгино», чтобы играть в московском первенстве, — «Сатурн»-то выступал в более слабом областном. Но посоветовавшись с родителями и тренером Евглевским, выбрал Егорьевск. Там база, интернат, училище — большой комплекс. А в «Строгино» таких условий не было.

«Сатурн» мне сразу понравился. Как только я расстался с ЦСКА, за мной — прямо ночью — прислали машину и отвезли в Егорьевск. Все было очень организованно.

— Как попал в «Химки»?

— Играл за «Сатурн» в Referee Cup на арене «Локомотива». В финале мы проиграли 0:1 «Химкам». Игорь Шалимов был на том матче — видимо, присматривал новых игроков. Вскоре меня пригласили на сбор «Химок».

Первую тренировку я провел в центре поля, но в ту зону набралось очень много претендентов. Это был массовый просмотровый сбор. Народ партиями менялся. Я первый раз такое видел — семь человек ушло, семь пришло. Я был самым молодым и видел, что в центр берут опытных игроков. Единственная щелочка, куда можно было пробиться, — позиция правого защитника. В этой роли я понравился Шалимову, и он дал мне хороший толчок в карьере.

— В чем выразился толчок?

— Благодаря ему я за короткий промежуток времени перешел из юношеского футбола во взрослый. Появилось новое понимание футбола. При этом Шалимов использовал меня не только на фланге защиты. Выпускал и в центр поля, и на край атаки. А опыт игры правым защитником, который я у него приобрел, помог мне в юниорской сборной. Мы дошли с ней до финала турнира COTIF, где проиграли Испании.

— Почему у Талалаева играл мало?

— У него другой стиль, я вышел при нем минут на пятнадцать и больше играл во второй команде, за которую забил три мяча. Но даже просто тренировки у Талалаева — это новые знания, новый опыт. В этом смысле мне повезло: за два с половиной года в «Химках» я поработал уже с пятью тренерами. Например, при Юране мы играли в пять защитников, и я набрался опыта как латераль, действуя по всей правой бровке.

— Как родители влияют на твою карьеру?

— Я единственный ребенок в семье, и они во всем меня поддерживают. Из Барнаула я выбрался благодаря им и тренеру Евглевскому. Если б не они, не знаю, где бы я сейчас был. Я ведь до ЦСКА и на другие просмотры ездил, а это недешевое удовольствие — летать из Барнаула. Но родители верили в меня и помогали финансово.

— Как они отреагировали на твой гол «Локомотиву»?

— Мы каждый день общаемся, так что, конечно, они обрадовались, поздравили — как и еще очень много людей. Мне после гола в ворота Гилерме писали даже те, с кем я очень давно не общался.

— За счет чего «Химки» так прибавили при Черевченко? Четыре победы в пяти последних турах.

— Полностью изменился тренировочный процесс. Добавились опытные игроки высокого уровня — к примеру, Мирзов с Глушаковым. Теперь мы используем схему с пятью защитниками, а она, считаю, лучше всего мне подходит. Сейчас мы стали именно командой: тренеры, игроки, врачи — все бьются друг за друга. Поэтому мы и набрали такой ход. К тому же Глушаков постоянно шутит, помогает создавать позитивную атмосферу.

Денис Романцов