Сергей АНОХИН: «Мы должны идти шаг за шагом чтобы построить большой клуб»
ГлавнаяПресса
Press
Спорт-Экспресс 19/05/2021

Президент Московской федерации футбола, член исполкома РФС Сергей Анохин в сентябре прошлого года стал генеральным директором «Химок». Все это время он молчал и наконец-то объяснил все «СЭ».

— По «Химкам» я еще не давал интервью. Моя позиция простая: хотел поработать сначала, прежде чем говорить, — начал Анохин.

КАК АНОХИН ПОПАЛ В «ХИМКИ»? ОТКУДА ДЕНЬГИ?

— Как вы пришли в «Химки»? Каким образом в клубе появились деньги? Недели за две до вашего прихода Гунько говорил, что денег нет вообще.

— Мы умеем делать дела.

— Каким образом?

— На самом деле проект большого клуба давно был как минимум в голове. Конечно, было бы здорово, если бы Москве было интересно иметь московский клуб, как раньше был футбольный клуб «Москва» или «Лужники», на Большой спортивной арене, собрать выпускников московских школ и так далее. Но это утопия.

— Почему?

— В Москве есть частные большие клубы, за которые болеет большая часть населения. Собирать «Лужники» можно на ЦСКА, «Спартак», «Локомотив» или «Динамо», на матчах Лиги чемпионов. Например, в 2024 году, когда будет новый формат, не сомневаюсь, что нашим клубам будет интересно именно там проводить своим домашние матчи. Там совершенно другая бизнес-составляющая.

«Химки» рядом с Москвой — хороший, большой стадион. Не скрою, был у меня интерес еще к клубу из Раменского, но там местность сложная.

— Сейчас вроде попроще...

— Она все равно настолько местечково замотивирована. Зайти туда со стороны достаточно сложно.

— Не пускают?

— Не то чтобы. Ну, что мне проситься? Стучаться? Вот я могу вам принести деньги и вывести ваш клуб на топ уровень. Два-три раз поговорил — не сложилось.

А с «Химками» достаточно давно были переговоры с Дмитрием Владимировичем Волошиным и с Романом Игоревичем Терюшковым. Каким-то образом подходили к развитию событий и в ФНЛ, и в РПЛ. У меня заранее был ряд инвесторов. Получилось, как получилось. Понятно, что у «Спартака» были свои интересы в «Химках». Но в обоих клубах достаточно быстро все поменялось.

— Как относитесь к тому, что история взаимоотношений «Спартака» и «Химок» провалилась и был поднят вопрос о новом пункте в регламенте?

— Больше переживаю из-за того, что «Ростов» в прошлом сезоне играл с «Сочи» юношеским составом и после этого приняли поправку в регламент, что на поле не может одновременно появляться больше двух игроков младше 18 лет. Это мне непонятно. А если в команде их три сильных молодых игрока, то почему нет?

— Вынесете этот вопрос на исполкоме?

— Нет, буду ждать момента, когда у «Химок» или у любой другой команды будет такой прецедент, тогда надо выносить.

— А не лучше заранее делать?

— Принято глобальное решение.

— Есть же уже в этом году «Динамо», у которого играют Тюкавин (ему, правда, уже 18 лет) и Захарян...

— Согласен, нужно с кем-то объединиться. Например, с «Динамо» и каким-то еще клубом, у которого может сложиться такая ситуация. Если консолидироваться, то может что-то получиться. Но пока такое желание только у меня и, возможно, у «Динамо». Разговаривал с президентом РФС, он сказал, что, как только клубы будут готовы к этому, конечно, это предложение будет вынесено. На данном этапе этого нет.

— До вашего прихода Терюшков говорил, что бюджет 350 миллионов рублей. Откуда взялись еще 400 миллионов? Откуда вы их привели?

— Нашел генерального спонсора. В основном это «Хотьковский автомост», нам помогают большая компания «Восток Сервис» и несколько частных инвесторов.

— То есть денег от области в этих 400 миллионах нет?

— Конечно, нет. Сразу сказал, что мы перешли на автономную некоммерческую организацию, и в основном сейчас это частные деньги. Хотя область достаточно серьезно помогает. Мы практически закрыли старые долги, которые были при Гунько и при прошлом коллективе. Это областные деньги, они отвечали за это. Были проведены тендеры, это было закрыто таким образом.

Сейчас заложена небольшая сумма бюджетных денег.

— Сколько это в процентном соотношении?

— Думаю, процентов 20-30 мы можем получить.

— Почему у команды нет титульного спонсора?

— Мы не успели просто. Думаю, что мы получим титульного спонсора. Не уверен, что на этот сезон, но он будет. Это большой пласт работы.

— Но он же может появиться и по ходу сезона...

— Да, вполне возможно. Две-три такие компании у нас на примете есть.

ДЕНЬГИ

— Сейчас у вас есть уверенность, что бюджет «Химок» будет больше на следующий сезон?

— Насчет того, что он будет больше, уверенности нет. Надо жить без иллюзий.

— Бюджет «Химок» сейчас?

— 780 миллионов. Я так понимаю, что мы 15-е в РПЛ по размеру бюджета. Очень надеюсь, что все-таки сможем заявить миллиард на следующий сезон, но пока этого нет. Есть дефицит бюджета, и я не буду это скрывать. Однако мы понимаем, где, как и каким образом его подтвердить, наполнить и сделать качественным. К сожалению, этого мне не удалось сделать на данном этапе. Не могу это сделать быстро — выстроить стабильное финансирование. Отношу это к простой ситуации: спортивной составляющей мы намного опередили финансовую, поэтому чутка не успеваем. Что касается нынешней, текущей ситуации — год послепандемийный, да и пандемия-то не закончилась, сейчас третья волна, поэтому и в экономике проблемы, и в футболе, естественно.

Мы планируем создать бизнес-клуб при нашем футбольном клубе из предпринимателей, которые будут готовы принимать в этом участие. Еще раз повторяю, что личное участие Андрея Юрьевича Воробьева необходимо, хотя бы раз в два-три месяца надо встречаться.

— По сути, это такая модель: бизнесменам дают возможность общаться с губернатором, а они за это получают какие-то привилегии, может быть, налоговые или еще что-то?

— Налоговые, к сожалению, не сделать.

— То есть больше имиджевые?

— Скорее всего, да. И достаточно большое количество предпринимателей, которые могут потратить 20-30 миллионов рублей в год на команду. Если удастся их заинтересовать, собрать, выделить ложу, приходить и рассказывать, каким образом мы будем играть, что происходит в клубе, что происходит в футболе, — очень многим это нравится, и многие захотят принять участие. Если нам еще поможет область и личное присутствие Андрея Юрьевича, то это, конечно, будет в разы больше.

— Неужели сложно в достаточно богатой Московской области найти 20-30 миллионов у предпринимателей?

— Мы этим занимаемся. Но вы должны понимать, что 25 сентября прошлого года я стал директором и сразу обыграл «Динамо». Прошло небольшое количество времени, и голова была забита спортивной составляющей в основном. Сейчас мы сможем выдохнуть, переформатироваться, за летнее время подготовиться к бизнес-процессам. Я пытаюсь выстроить современную технологию управления клубом, мы посмотрели ряд интересных программ, которые используются в английском чемпионате.

Сделаем свою модель и сможем управлять клубом, скажем так, в электронном виде. Будут определенные возможности доступа у руководства к управлению, можно будет посмотреть текущие контракты игроков, задолженности по заработной плате, по выплатам поставщикам — это что касается финансовой составляющей. Что касается спортивной составляющей — туда будет собираться информация для медицинского штаба, например: кто в каком состоянии, данные с тренировок, кто как восстанавливается, каким образом что происходит во всей жизнедеятельности клуба. Понятно, что это должна быть неким образом закрытая информация, но без этого мы не пойдем вперед, на листочке бумаги клубом уже управлять нельзя.

Понятно, мы должны правильно взаимодействовать и с точки зрения работы с управляющей компанией, которая занимается и «Ареной Химки», и стадионом «Родина», и «Новыми Химками», на котором занимается академия, играют вторая и юношеская команды. Здесь мы тоже смогли наладить взаимодействие, и надо сказать спасибо Александру Зайцеву, который до меня был генеральным директором клуба, сейчас он генеральный директор «Арены Химки». Мы смогли найти возможности правильного взаимодействия по инфраструктуре, получили льготу по управлению нашим временем на этой инфраструктуре.

— Что за льготы?

— Мы получили распоряжение главы городского округа Химки, подтвержденное в правительстве Московской области и в УФАС. Мы имеем определенное время безвозмездного пользования на «Арене Химки», то есть наши домашние матчи в принципе для нас практически без аренды. Мы тратимся на стюардов, на определенную организацию безопасности и так далее. Что касается тренировочного времени на стадионе «Родина» (а там прекрасный газон после чемпионата мира, с подогревом, и агрономы его хорошо содержат, даже лучше, чем на «Арене Химки», хотя это единое управление) — мы там тренируемся, у нас тоже определенное время, практически все бесплатно, небольшие коммунальные платежи. Это очень важно.

У нас в управлении учебно-тренировочный центр, то есть там есть места с проживанием. Ну понятно, за питание мы платим. У нас есть хороший спортивный зал — то есть практически все, что нужно. Мы немного доделаем восстановительный центр, сделаем ремонт в офисе, который находится на «Арене Химки», — и в принципе инфраструктурно мы укомплектованы. Была бы еще база поблизости, вообще было бы отлично. Приходится иногда пользоваться Новогорском, но это не совсем комфортно. Есть база в Кратове, но до нее далеко ехать.

— Говоря про электронное управление клубом, вы произнесли слово «задолженности», перед игроками в том числе. Сейчас в «Химках» такое есть?

— Ну это же всегда бывает. На самом деле, что касается заработной платы, на данном этапе задолженности вообще нет. Есть только по премиальным, но это бывает. Здесь же такая штука... Я с одним руководителем одной из крупных лиг общался, говорю: «Мы что-то отстаем дней на 10-15». Он говорит: «Серега, ты что, это же не задолженность. Задолженность — когда шесть месяцев». Я бы что хотел сказать: понятно, что это на данном этапе происходит, но это живая история. И что касается других клубов, насколько я знаю, ситуация...

— Только в «Спартаке» и «Зените» нет задолженности, все вовремя всегда.

— Не верю в это. Я знаю, что четко по-менеджерски отстроено в «Динамо», потому что это чисто банковская история, день в день. Все четко, люди привыкли к менеджменту. Что касается «Спартака» и «Зенита» — не знаю, но я понимаю точно, что в «Динамо». А в других клубах...

И к сожалению, наше управление футболом строится таким образом, что приходится искать глобальных спонсоров, а нам хотелось бы, чтобы все-таки то, о чем мы все давно говорим, произошло и лига действительно смогла зарабатывать деньги, которые могли бы распределяться среди клубов и те уже боролись между собой со спортивной точки зрения.

— Была информация про двухмесячные задержки по зарплате. Можете объяснить, с чем это было связано?

— Смена юрлица была, муниципальное учреждение сейчас заменено на автономную некоммерческую организацию. Другая форма собственности — скажем так, государственно-частное партнерство, больше частное, чем государственное. Основная цель — спортивная составляющая, для этого привлекаются деньги. А в муниципальном учреждении ты обязательно работаешь по Закону № 44: деньги пришли — разыграл, тендеры и так далее. Хотя мы и сейчас от тендерной ситуации не отходим с поставщиками, ищем самые хорошие позиции. А задержки были, потому что в конце года основному спонсору деньги пришли, а в начале года они не приходят, и ждешь определенное количество времени, где-то перекручиваешь, что-то делаешь. Это живая работа, так же как игроки из себя по максимуму выжимают на футбольном поле, мы из себя выжимаем с точки зрения финансов и управления по максимуму.

ИНВЕСТОРЫ

— Сколько вы рассчитываете получить за то место, которое команда заняла в чемпионате?

— Ну вот у нас получается, что опять же формат не английской премьер-лиги, когда ты на место выше поднимаешься и тебе сверху еще два миллиона фунтов. В российском футболе не сильно от занятого места зависит финансирование. В принципе по итогу где-то миллионов 60-65 мы все-таки от лиги получаем.

— Это почти 10 процентов вашего бюджета.

— Ну да. Плюс у нас есть спонсор, «Париматч». Я хотел бы, конечно, переподписать договор, он до меня был подписан. Понимаю, что мы интересны букмекерам и в принципе рекламодателям. Другое дело, что — опять же напоминаю о том, что пандемия — кому мы можем быть интересны? Мы ведем переговоры, не скрою, с Fix Price, большая сеть...

— Ломакина.

— Да. Интересное предложение от нас, если получится — хорошо. У нас основной спонсор и учредитель — это компания «Хотьковский автомост», она располагается в Московской области. Градообразующее предприятие, которое строит автодороги, мосты, с большим оборотом, гарантии достаточно серьезные. Мы имеем учредителя, который может на миллиард подтвердить гарантии на сезон. Другое дело, надо понимать, что это строительная компания и строительный бизнес — не банковский. Платят два-три раза в год, и поэтому получается кассовый разрыв. Для этого я сейчас собираюсь использовать несколько финансовых инструментов, это международные инструменты. Есть компании, которые, например, страхуют от непопадания в еврокубки.

— Как это происходит?

— Не слышали? Конечно, это на маленьких чемпионатах попробовали и на клубах, которые постоянно попадают в еврокубки. Например, в чемпионате Латвии, Словении и так далее. Есть компания, которая делает аналитику клубу и понимает, что клуб постоянно попадает в еврокубки. Если он по итогам сезона не попадает, то она платит определенную страховку, а если попадает — то клуб определенную часть денег, заработанных в еврокубках, платит этой компании. Мы сейчас уже этот вопрос привлекли и на российский рынок. И еще пара инструментов тоже хороших есть.

— Кто это?

— Я чуть позже расскажу. То есть вот такие инструменты мы пытаемся использовать. На самом деле велосипед не надо придумывать. Мы просто никогда этого не касались, а в Европе это все давно есть.

— Было много разговоров о том, что Red Bull хочет зайти на российский рынок. С вами контактировали?

— Нет, но мне интересен другой проект — «Манчестер Сити».

— City Football Group же тоже выходили на российские клубы?

— Да, я с ними веду переговоры (и есть точки соприкосновения), но достаточно тяжелые. То есть пока российский рынок и Red Bull, и «Манчестер Сити» не сильно интересен, у нас мало игроков на высоком уровне играет в крупных чемпионатах. Александр Головин — вот и все.

— Миранчук.

— Миранчук... С большим уважением, на замене забивает пять. Может, где-то Шомуродов — понимаем, что не россиянин, но из нашего чемпионата. И очень надеемся, что из «Рубина» перейдет Хвича и он поможет нам пробить стену. Никто не хочет туда уезжать из наших спортсменов, потому что здесь им больше платят. Но если будут такие крупные звезды, как Головин, Кварацхелия, они смогут окно в Европу открыть.

— City Football Group переговоры вели с Шанором Варгой?

— На таком уровне еще не ведутся. Есть и другие люди из Восточной Европы, но не он.

— Что хочет City Football Group?

— Они присматриваются в большой бинокль. Мы им пока неинтересны. У нас закрытый рынок и нет капитализации лиги. Что для City Group должно быть интересно? Свою нефтяную вышку построить? Игроков тут тоже не найдешь. Когда появятся игроки и инфраструктура, тогда на нас обратят внимание. У нас большая страна, должны быть футболисты и таланты. Просто их надо искать. Стратегическое развитие есть у этих клубов, и политическая составляющая тоже имеет место быть.

— Что это значит?

— Мы же знаем какие у нас будут отношения в будущем. Может быть, Англия закроется, Брексит от Европы и от России.

— City Group — это же больше арабская история?

— Ну «Сити» же играет в Англии. Шейхи хотели купить «Вест Хэм». Они все хотят там жить. Что им делать в России? К сожалению, у нас сейчас напряженная обстановка и там и там. А так, конечно, хотели бы.

ФУТБОЛИСТЫ, ТРАНСФЕРЫ

— Вы сейчас так говорите, но у вас, по сути, весь состав из игроков, которые не на продажу, а под результат.

— Это антикризисное управление сейчас, в моем варианте.

— То есть стратегия есть?

— Стратегия есть. На данном этапе есть два игрока, которые сильно капитализированы.

— Лантратов?

— Лантратов и Дагерстол. Я считаю, что Филип — один из лучших трансферов в премьер-лиге. Он нам обошелся в 200 тысяч евро, а сейчас у него капитализация уже на Transfermarkt только полтора миллиона. Но я думаю, что и еще больше. Он себя в играх показывает. К сожалению, мы не можем его использовать постоянно на его основной позиции центрального защитника из-за отсутствия иногда (либо травмированных, либо достаточно квалифицированных — не хочу никого оскорбить ни в коем случае) игроков на позиции опорного полузащитника, и его используем здесь. Посмотрите, он со «Спартаком» сыграл вообще шикарно. Была у него проблема, когда мы с «Ахматом» играли, его резко из опорной зоны перевели обратно в оборону, чуть-чуть он с коллегами потерялся. Но там вообще игра для меня была сложная для понимания, тоже не сильно хочу ее комментировать.

— Лантратов — лучший вратарь сезона?

— Не понимаю, почему он не в сборной, если честно. Опять же не мне, а Станиславу Саламовичу говорить об этом. Хотя он приходит на игры «Химок», и я за это ему очень благодарен, мы часто обсуждаем. Главный тренер сам решает, кого брать.

— Какова вероятность, что Лантратов уйдет? Говорят об интересе ЦСКА, «Локомотива» и «Зенита».

— Если будет хорошее предложение, мы обязательно дадим игроку развиваться. Это наша политика однозначно. Но предложение должно быть хорошим.

— Сейчас его нет?

— Они пока только в воздухе, «да, мы хотим», там, здесь — но пока конкретных писем нет.

— Что с матчем с «Ахматом»? Вы говорите: «Это вне моего понимания».

— Не вне моего понимания, но именно к этому матчу я отношусь с точки зрения построения самой игры, некоторых позиций и ситуаций в этой игре очень настороженно.

— Почему?

— Многое мне не понравилось, однако эта игра уже закончилась, дальше мы разбираться точно не будем, почему таким образом она происходила и закончилась. Потому что дальше уже и команда, и тренер, и мы все ситуацию в любом случае не потеряли и игры после «Ахмата» провели достойно.

— Но это чисто игровая история?

— Я очень на это надеюсь, что это чисто игровая история и, может быть, какие-то тактические ошибки, ошибки с конкретными игроками. Но точно они были, мы все были очень расстроены. Самое главное, что мне сейчас нравится в нашей команде, что все относятся к подготовке к игре, к самой игре, к разбору игры после очень скрупулезно и с душой, все переживают. По крайней мере я какой-то лжи, фальши нигде не вижу. И того, что кто-то недорабатывает, я не вижу.

— Насколько мы сейчас понимаем, «Химки» сильно изменятся в следующем сезоне, контракты (или аренды) заканчиваются больше чем у 10 футболистов.

— Да, у нас порядка восьми или девяти игроков всего-то остается с контрактами. Поэтому большие планы есть, и они у нас есть в трех вариантах. У нас есть вариант, когда мы договоримся о крутом финансировании, и для этого есть серьезный план. Есть вариант средний, и есть вариант более, скажем так, бюджетный. При любом варианте мы будем как минимум бороться за то, чтобы остаться в премьер-лиге, но у нас также есть планы на то, чтобы побороться за еврокубки. Ну а когда у нас все выстроится и мне удастся действительно бесперебойное финансирование обеспечить, думаю, что мы поборемся и за самые высокие места. Причем по сравнению с другими клубами это будет достаточно бюджетно.

— Бюджет «Химок» вы озвучили.

— С таким бюджетом может осуществляться куча аренд и контрактов на один год. Мы должны идти шаг за шагом чтобы построить клуб. Будем стараться, брать в аренду игроков из российских и даже иностранных клубов.

— Что такое тогда средний и большой бюджет?

— 800 миллионов — маленький, 1 млрд 200 млн — средний, 1 млрд 500 млн — 1 млрд 600 млн — большой. За 1 млрд 500 млн коллектив может бороться за тройку. Если у нас будут хорошие телеправа и спонсоры, то это и будет считаться правильной финансовой моделью спортивного клуба.

ПИНЯЕВ, СОКОЛОВ

— Соколов и Пиняев из «Чертанова» ходят на каждый домашний матч «Химок»...

— Конечно, скрывать не буду, мне бы хотелось, чтобы они перешли в «Химки» и играли. Я считаю, что сейчас очень интересная возможность реально ребятам дать поиграть в премьер-лиге с серьезными партнерами. И я очень хотел бы, чтобы Денис Глушаков остался в нашей команде.

— Какова вероятность, что он останется?

— Большая очень. Хотел бы, во-первых, поблагодарить его за сезон, потому что он действительно системообразующий игрок, и, может быть, был бы смысл пригласить его в сборную. Думаю, что он бы смог себя проявить как минимум. Он очень хочет себя показать. Что касается его здоровья — он очень сильный от природы, и он профессионал, он уже знает игру, понимает, как себя вести в коллективе. Денис — стержень команды, кого-то может, как говорится, погладить, на кого-то прикрикнуть, и это стабилизирует ситуацию. И что касается молодых игроков — он им как раз очень нужен, поэтому, конечно, мы с ним будем разговаривать. Я очень надеюсь, что он останется и будет с нами достаточно долго. И как раз Соколов и Пиняев могли бы в этой ситуации хорошо сработать.

Но не забывайте — у нас же есть тренерский штаб, Игорь Геннадьевич Черевченко, который в принципе должен выстраивать игровую позицию. Это очень талантливый тренер. Один из лучших сейчас в премьер-лиге, поэтому очень рад, что мы с ним договорились в этом сезоне и на два следующих. Под его модель игры мы будем стараться подбирать игроков. Понятно, что российские тренеры, к большому сожалению, не хотят использовать молодых российских игроков часто, а иностранные дают возможность, как Шварц, например. Но я думаю, что психология меняется и мы с нашей управленческой точки зрения сможем достичь какого-то соглашения, согласия, понимания с тренерским штабом, что нам нужно, чтобы молодые играли, и они смогут себя проявить.

— По Соколову и Пиняеву идут переговоры сейчас?

— Да, конечно.

— Какова вероятность, что они будут в «Химках»?

— Большая.

— Тренер хочет? Он понимает, как с ними работать?

— Здесь посложнее вопрос, нужно будет еще обсуждать, говорить, как, что, но последние наши переговоры и планы вселяют большой оптимизм.

— В чем может быть сложность в их переходе?

— Сами ребята готовы.

— А «Чертаново» готово?

— С «Чертановом» ведем переговоры, думаю — да. Потому что понятно, что они уже не будут играть в ФНЛ, и вообще после разного рода историй непонятно, будут ли они играть в профессиональном футболе. Игрокам надо расти и уж точно не в ПФЛ играть. «Химки» как раз та площадка, где можно реально себя проявить, показать и уехать уже сразу даже не куда-то в российский клуб, а за границу. Как Захаряна хотят сейчас уже разные клубы Италии, Испании и так далее. И здесь так же.

— Почему с Черевченко вопрос? Потому что он понимает, что с ними будет тяжело за результат бороться, или что?

— Он хочет, конечно, постоянно побеждать. Вы видите — человек серьезный, эмоциональный и большой профессионал. Конечно, он хочет выигрывать. Мы все хотим выигрывать, но надо не забывать, что мы еще хотим все-таки воспитывать игроков, реально давать им возможность продвижения. И часть политики клуба — это действительно поиск талантливых игроков, в том числе молодых, развитие их и, естественно, реализация.

— Сколько сейчас стоит самый перспективный игрок России Пиняев? Во сколько он может обойтись «Химкам»?

— Я боюсь, что «Химки» не потянут Пиняева на данном этапе, он, скорее всего, будет продан какому-то из клубов и придет в аренду.

— Какому-то из русских клубов?

— Не думаю. Давайте подождем.

— Ларин, когда еще был гендиректором, говорил, что принципиально хочет, чтобы он ушел именно в зарубежный клуб.

— Есть предложения, насколько я понимаю (до конца сам не знаю, это вопрос «Чертанова»), от больших иностранных клубов. Мы тоже понимаем, что человеку еще 16 лет, можно подписать предварительный договор, но до 18 лет надо же где-то играть. Поэтому я бы, конечно, очень хотел, чтобы Сергей был в «Химках».

— «Барселона»?

— Без комментариев.

КТО ОСТАНЕТСЯ В «ХИМКАХ»?

— Мы можем пройтись по составу и понять, может, по кому-то есть уже позиция. Условно, у Идову заканчивается контракт, заканчивается аренда. Ему предложен контракт?

— Недавно с ним были переговоры. Как обычно, у всех игроков есть суперагенты, которых никогда не видишь и не знаешь. У Идову есть, наверное, хороший агент из Франции, один раз я его видел. В январе мы предложили Идову контракт и могли в январе его переподписать, как и ряд других игроков. Но что-то пошло не так, агент захотел какие-то огромные суммы. Сегодня мы встретились, я четко объяснил: мы все взрослые люди, у нас есть понимание того, что ему 29 лет. Платить агентские деньги, большие подъемные и так далее в данной ситуации мы не можем и не должны, потому что мы точно их не реализуем и не отобьем.

То, что касается команды: он тоже системообразующий игрок, он молодец, он реально в этом сезоне очень серьезно себя проявил, поднялся, и огромное ему спасибо за это. Поэтому мы ему сегодня предложили вариант, думаю, что до конца недели мы получим ответ. Я очень надеюсь, что он согласится, но надо просто ко всем вопросам подходить адекватно. Если мы сделаем что-то сверх того, то можем, то потом и будут разговоры «ой, а вы там доплатили — не доплатили, а почему так — не так». Я хочу, чтобы было все спокойно в следующем сезоне.

— Логашов?

— Ждали намного большего от него, аренду продлевать не будем. Он проявил себя только в кубковом матче в Нижнем Новгороде, поэтому здесь, к сожалению...

— Покидает?

— Да.

— Могилевец?

— Было несколько хороших игр, и его аренда заканчивается. Не сильно крупный у него контракт, но в ряде игр он действительно помог, хороший гол забил «Рубину» и передачу в игре с «Динамо» отдал. Есть планы на эту позицию немного другие, посмотрим.

— Алиев?

— Это доморощенный игрок, один-единственный на данном этапе у нас в заявке. Очень хороший парень, перспективный. Ему надо больше, конечно, иметь игровой практики. Мы бы хотели с ним продлить контракт, но дать ему возможность сезон отыграть в команде ФНЛ. Пока ты свои 20-25 игр в ФНЛ не сыграешь, ну не подойдешь ты к команде премьер-лиги. Бывает резко, в варианте Тюкавина и Захаряна, но тоже видите — они все штанги пообстреляли и не могут забить. А почему? Потому что молодые, нет практики, устойчивости, спокойствия. Еще должно пройти время. Поэтому с Алиевым, конечно, хотелось бы, чтобы он больше поиграл.

— Долгов?

— Долгов — очень перспективный парень. На данном этапе аренда из «Ростова» заканчивается 1 июня, он поедет пока в расположение своего клуба. Дальше посмотрим, но мне бы хотелось все-таки по нему провести переговоры и поговорить о нем. Я не знаю позиции и политики «Ростова» по нему в будущем, но и мне, я так понимаю, и тренерскому штабу нравится он. Потому что в игре с ЦСКА, например, он вышел и ситуацию перевернул. С любимым «Локомотивом» не было даже и Глушакова, а все равно мы смогли выиграть, когда он вышел, гол забил. Интересный очень парень. Тем более воспитанник московского футбола, я его помню с «Красногвардейца» еще.

— Дядюн?

— Дядюн — возрастной нападающий, сейчас он залечивает травму, мы ему помогали и поможем это сделать. Пока мы сомневаемся, и по этим позициям есть чуть-чуть другие планы, поэтому мы с ним не ведем пока переговоры.

— Говорили, что «Химки» — один из клубов, который заинтересован в лучшем бомбардире ФНЛ Сергееве.

— Конечно, заинтересованы. Это вообще мой воспитанник, скажем так. Лет пять они вместе с Ильей Гапоновым в «Строгине» жили в одном номере. У Вани Сергеева недавно был день рождения, я его поздравил. Я считаю, что это одна из находок российского чемпионата, и очень надеюсь, что в будущем сезоне в премьер-лиге он свои бомбардирские качества покажет.

— В «Химках»?

— Я бы очень хотел. И Сергеева, и Гапонова, и Сутормина, и Даню Янова, и Мишу Погорелова, который Малкома заменил в «Зените». Собрать всех своих строгинцев и радостно ими в «Химках» играть. Добавить чертановцев и так далее, сборную Москвы из Москомспорта. Но жизнь, конечно, корректирует наши эмоции и желания, и я не уверен, что он может к нам перейти. Шансов достаточно мало, думаю, что большой клуб его заберет.

ТЕРЮШКОВ, ДУМА

— Терюшков идет на выборы в Госдуму.

— Роман Игоревич — это системообразующий для клуба человек.

— Как Идову.

— Практически. Ему бы тоже предложили контракт (смеется). Вдохновитель идей. Достаточно давно мы с ним обсуждали работу футбольного клуба «Химки», не скрою — года три. Без него бы, конечно, не получилось того результата, который есть. Мы его по максимуму поддерживаем, будем поддерживать и на выборах, чем сможем, однозначно будем участвовать. Правда, он идет от округа, где Железнодорожный, Балашиха, но там тоже есть болельщики.

— Если он проходит в Госдуму, то он уходит из «Химок»?

— Ни в коем случае. Он же идет от Московской области, он будет депутатом Госдумы, это очень большая позиция.

— Но он же оставит должность министра спорта?

— Ну и что? В попечительском совете он может спокойно быть. Что мы сделаем в ближайшее время: мы в течение месяца дособерем попечительский совет.

— Кто туда точно войдет?

— Мы пока с рядом крупных людей ведем переговоры, такие серьезные фамилии озвучивать не очень хочется. Если подтвердят — я резко скажу, и все удивятся. Но я думаю, что мы придем к пониманию.

— Это бизнесмены, политики, кто?

— В основном бизнесмены, политиков не сильно много. Вот будет Роман Игоревич. Я думаю, что Дмитрий Владимирович Волошин, конечно же, глава Химок. Представители основного спонсора, генеральный директор «Хотьковского автомоста» Новиков Павел Владимирович. Посмотрим.

ФАРМ-КЛУБЫ

— Как вы относитесь к теме с фарм-клубами?

— Мы сюда и приходили, чтобы «Химки» не были фарм-клубом. Хочется, чтобы в РПЛ были только самостоятельные команды, а фармы играли в ФНЛ.

— Не смущают ли вас взаимоотношения «Сочи» и «Зенита»?

— Я не верю, что сейчас «Сочи» — фарм-клуб «Зенита». Это было на определенном промежутке времени.

— Сейчас ведутся переговоры с Fix Price. Зачем Ломакину еще команда?

— Важно понимать психологию бизнесмена. Ему хочется иметь преференции, а не сталкиваться с государственными деньгами. Когда будет все собрано, например контракты с игроками, спонсорские соглашения, инфраструктурный баланс, и бизнесмены увидят перспективу, то все согласуется. Если привлекать бизнесменов и крупных управленцев, то футбол удастся капитализировать. Пока что у нас этого нет. Вообще я считаю, что управление российским клубом — это средний уровень управления и отличная возможность двигаться дальше. Далее уже можно управлять клубами в Германии, Англии, Бельгии.

— Зачем Ломакину готовые «Химки», когда есть «Родина»?

— Ну а какой бизнес в ПФЛ? У «Родины» нет своего стадиона, академии. Они играют в ПФЛ, где максимальная продажа игрока за 3 миллиона рублей. «Химки» вообще важны для бизнесмена, потому что клуб уже развит, есть готовое место в премьер-лиге и готовая инфраструктура, то есть потенциал огромный.

ЛАРИН, «ЧЕРТАНОВО», АНДРЕЕВ, «КРЫЛЬЯ»

— Вы как руководитель Московской федерации футбола считаете ли правильным то, что «Чертанову» выделяется почти 60 процентов средств, а на остальные команды 40 процентов?

— Проблема в искажении информации СМИ. Я читаю РБК и вижу, как абсолютно неправильно указываются цифры. Да, клубу выделялось большое количество средств, потому что он содержит общеобразовательную школу, спортивную школу с несколькими отделениями, стадион. На это уходит очень много средств. Ситуация достаточно сложная. Давайте подождем выводов следствия. Если будет суд и вынесение решения, то тогда уже и будем это обсуждать. Сейчас не будем мешать следствию.

— За месяц до того, как это произошло, Ларин покинул пост. Связано ли это как-то с этим?

— Еще раз повторюсь: давайте не будем комментировать до решения следствия.

— Поляцкин — менеджер «Чертанова». Но его часто видят в «Химках» и считают, что у него есть собственный кабинет на вашем стадионе.

— С ним интересно советоваться. И как советник он присутствует в «Химках» по спортивной составляющей. Тут нечего скрывать. Когда хороший специалист, с ним надо советоваться. Я так делаю с Мостовым, Широковым и другими.

— О чем можно советоваться с Мостовым? Если не секрет?

— У него есть свое мнение, он играл на достойном уровне. Мне он нравится.

— По его выступлениям видно, что он хочет быть причастен к большому футболу. Он может войти в тренерский штаб?

— Это сложно. У него нет тренерской практики. Скорее сгодится в аналитике и как лицо клуба. В нашем варианте на данном этапе в тренерском штабе — вряд ли. Здесь будет сложно. Многие тренеры сейчас теряют квалификацию и становятся пиаром, лицом.

— Поляцкин может получить официальную должность в связи с тем, что сейчас происходит в «Чертанове»?

— Если люди такого уровня захотят поменять работу, то будет много предложений. И «Химки» будут одними из первых.

— Есть разговоры по поводу связей трех клубов — «Чертанова», «Крыльев Советов» и «Химок».

— У них много игроков и воспитанников. Какая может быть связь? Сергеев — мой воспитанник. У него серьезный уровень, предлагаются совершенно другие контракты. Как тут его удержишь? А что касается других школ, то ты должен знать его с детства, видеть слабые и сильные стороны. Насчет тренерского штаба «Крыльев»: зовешь тех, кого знаешь. Я звал Виталича (Игоря Осинькина. — Прим. «СЭ»), а он ушел в «Кубань». Кто со мной знаком, знают, что я могу общаться со многими другими агентами — с Германом Ткаченко, с Олегом Артемовым. Если будут достойные предложения, то мы будем их рассматривать.

— Павел Андреев дал интервью, и стало понятно, что у него проблемы с «Крыльями» и половина команды может уйти. Например, в «Химки».

— Я буду рад. Но надо понимать, что Осинькин — не Черевченко. И наоборот. Здесь надо общаться с тренерским штабом. Мы с Игорем Геннадьевичем договорились на большой промежуток времени, что будем выстраивать команду. Я не буду лезть в тренировочный процесс и в схему игры. Менеджеры не будут навязывать свою тактику игры. Мы доверяем тренерскому штабу. А вот в селекционном процессе хотели бы принимать участие. Поскольку мы не готовы играть только возрастными игроками. Хотим привлекать молодых игроков, как Пиняев, Иосифов и Соколов, а также легионеров.

ЛИМИТ, «ОРЕНБУРГ»

— Вы сказали, что в ближайшее время возможны покупки из-за границы. Не будет ли проблем с лимитом? Что об этом думаете? Может ли летом начаться обсуждение нового формата?

— Большие клубы хотят убрать лимит на легионеров и сократить лигу до семи команд. Такое происходит каждый год. Со стороны РФС я не видел желания на данный момент сократить лимит. А что касается меня, то я считаю, что он нужен. Для наших молодых игроков он часто бывает злом. Большие зарплаты — зло. Но есть отличная тенденция. Молодое поколение, где есть Пиняев, Соколов, Захарян, Тюкавин, — оно другое. Они учат языки и хотят тренироваться. Для них деньги — не приоритет. Поменялась молодежь.

— Вы были за то, чтобы «Оренбург» пустили в РПЛ?

— Я поддерживал «Оренбург» по спортивному принципу. Потому что мне очень жалко футболистов, руководство, тренерский штаб, которые пробивались и достойно играли.

— Но они не выполнили требования.

— Была пандемия, президент не мог прийти в себя после болезни, когда чуть не умер. Может, он не успел сделать проектирование. Это очень тонкая вещь. Для того чтобы сделать хорошую лигу, должны быть стандарты. Но каждый год они меняются. Нет синхронизации РПЛ с ФНЛ. Надо это признать. «Оренбург» — очень хорошая команда. Если выделят бюджет на строительство арены, то будут набирать новую команду. Им нужны точечные изменения, по моему мнению. Для меня важен спортивный потенциал, но и не мне решать, кого брать в РПЛ.

— Почему на собрании воздержались «Химки»? Если бы поддержали «Урал», то другие бы тоже подключились.

— Моя рука была первая, что я воздержался. Вот и все.

— Вы говорите, как привести спонсоров, и о развитии, но на матчи «Химок» ходят 1700-1800 человек. Как с этим?

— Сейчас с этим тяжело. Мне в этом сезоне удалось только на игре со «Спартаком» заработать деньги. Могли пускать на трибуны только 25% зрителей, поэтому пришлось поднимать цены. Меня даже ругали и журналисты. Ну а что поделать, больше никак. Была пандемия, и пришлось раскачивать клуб.

СУДЕЙСТВО

— Много скандалов по судейству, много отстраненных арбитров, впервые за долгие годы. Как вы оцениваете это?

— Судейский вопрос всегда тонкий, и мне как руководителю команды, конечно, не сильно хотелось бы это комментировать. Есть несколько центров принятия решений по судейству, имеет смысл выработать единую позицию. На последнем исполкоме Ашот Рафаилович Хачатурянц сказал, что он представит через исполком проекты программы развития судейства в России, с региональными центрами подготовки судей, с центральным, основным центром подготовки судей и общую концепцию. Мы этого ждем. Поэтому до того, как это будет сделано и представлено, мне, наверное, нет смысла комментировать.

РФС делает достаточно много для того, чтобы изменить ситуацию. Был момент, когда мы действительно поняли, что она меняется. Сейчас что-то, наверное, сбилось в этом процессе. Надо все свести в единый центр принятия решений, и тогда все систематизируется и нормализуется.

— Вы говорите, что в какой-то момент почувствовали, что есть изменения. В какой?

— В середине чемпионата было достаточно мало скандалов. Но, как обычно, чемпионат заканчивается, всем нужны очки, все борются за места в еврокубках или за сохранение места, и, конечно, напряжение возрастает.

— Вас удивило отстранение Вилкова?

— Оно не первое в сезоне. И оказалось не последним, поэтому сильно не удивило. Но у меня двоякое впечатление. Если решать вопрос, то, наверное, системно, не просто каким-то одним отстранением. Ах-бах, на эмоциях отстранили. До конца не знаю, что произошло, поэтому, может быть, есть смысл объяснить, что произошло, почему отстраняют. Либо это действительно эмоции, либо что-то еще. Много версий, до конца мы не понимаем, что это. Я член исполкома РФС, но и руководитель клуба. Мне бы не хотелось выражать здесь какие-то личные субъективные эмоции.

— Корректно назвать лучшего судью России?

— Карасев. Не встает на колено, скажем так. Это, конечно, впечатлило (Сергей проигнорировал акцию BLM перед одним из еврокубковых матчей. - Прим. «СЭ»). Просто молодец. Ну и не только, он профессионален очень.

— Когда Вилкова отстранили, ряд клубов поддержал Хачатурянца.

— Мы тоже поддержали, официально на сайте выразили свое мнение. Мы понимаем, что изменения нужны, но вопрос не конкретно в Вилкове.

— Но при этом сейчас вы говорите, что это не совсем понятно. Есть какое-то противоречие.

— Что касается клуба, то, конечно, мы поддерживаем изменения, жесткие серьезные шаги по изменению ситуации в судействе. Что касается меня лично, то это уже мое мнение: может быть, в этой ситуации правильнее было бы все-таки изложить позицию: раз, два, три, четыре, пять. Но это опять же субъективное мнение, которое может быть трактовано журналистами, моими коллегами по-разному, поэтому я его лучше оставлю при себе.

— Вы как-то себя разделяете. Есть ваше мнение и есть клуб. Помимо вас, клуб — это кто?

— Вы знаете прекрасно, что я руковожу Московской федерацией футбола, и это моя приоритетная задача, она мне больше всего нравится. Что касается работы в исполкоме РФС, то она для меня на данном этапе привычна, я в прошлом был вице-президентом РФС и во время чемпионата мира. Поэтому понимаю, что там происходит, я держу корректную позицию. Что касается самого клуба, то да — мне посчастливилось войти в руководство в качестве генерального директора. Я эту позицию согласовывал с руководством города, естественно. Пришел и в департаменте спорта на уровне вице-мэра согласовал свое назначение на эту позицию. Москва — мегаполис спорта, мегаполис футбола и город федерального значения, поэтому помочь дружественному ближайшему региону — хорошая, большая задача. Поэтому позицию клуба тоже нужно выражать, но в моей ситуации — корректно.

Позиция клуба — это, конечно же, глава городского округа Химки, он у нас президентом как был, так и остается, Волошин Дмитрий Владимирович; это министр спорта Подмосковья Терюшков Роман Игоревич. Я знаю, что этим вопросом уже достаточно серьезно интересуется Андрей Юрьевич Воробьев, губернатор Московской области. У меня лично с ним нет прямого общения, с ним общается Роман Игоревич, но как минимум спортивные процессы мы докладываем — кто будет играть, каким образом. И это ему становится интересным. Считаю, что это одна из основных целей, которой удалось достигнуть, — заинтересовать руководство области своей работой. Поэтому я думаю, что в следующем сезоне еще более интересно будет основному руководителю и всем остальным помогать клубу, и, конечно, очень надеюсь на поддержку. Потому что без их участия серьезных позиций клуб не сможет достигнуть.

Максим Алланазаров
Севастиан Терлецкий