Михаил ТИХОНОВ: «Чтобы ездить на тренировки в Химки, делал уроки на переменах»
ГлавнаяПресса
Михаил ТИХОНОВ: «Чтобы ездить на тренировки в Химки, делал уроки на переменах»

Интервью с защитником «Химок» Михаилом Тихоновым из предматчевого журнала к матчу со «Спартаком» своей позиции на поле, общении с отцом, бане с Денисом Глушаковым и тяжелом выезде в Иркутск.

— Михаил, ты начинал заниматься футболом в СШОР «Химки»…

— Да, это было еще в то время, когда отец играл за «Химки». Моим первым тренером был Руслан Юрьевич Лопачев, а тренировки проходили на самом маленьком поле на стадионе «Новые Химки». Получилась так, что меня после школы отвозили на тренировку, возвращался я поздно и времени на то, чтобы делать уроки не оставалось. В итоге делал «домашку» или по пути в машине, или уже в школе на переменах.

— Из нынешнего состава «Химок» ты — единственный, кто начинал заниматься футболом в нашей школе.

— Да, но также в школе «Химок» занимался Камран Алиев. Я очень хорошо его помню с тех времен, хотя он чуть позже пришел. Я на тот момент уже перешел в Мытищи. Он мой ровесник, и уже в то время очень выделялся. Допустим, я даже знал, что есть такой футболист в команде моего года рождения. В общем, Камран Алиев – легенда «Химок».

— Помнишь, как «Химки» выходили в Премьер-Лигу в первый раз?

— Конечно! Мы в то время ходили с братом на все матчи — и на «Новые Химки» на матчи Первого дивизиона, и на «Родину», когда команда вышла в Премьер-лигу. Отлично помню игру с «Кубанью», когда команда взяла золото и обеспечила себе место в элите российского футбола. Помню, что выходили с отцом на поле. Он потом подходил к болельщикам, к трибуне. Причем «Химки» и «Кубань» вышли с большим отрывом — по 90 с лишним очков набрали.

— Давай поймем: на какой позиции тебе комфортнее всего выходить на поле?

— Сейчас не могу однозначно ответить на этот вопрос. Я сам привык играть латераля или крайнего защитника. Но, например, в матче с «Динамо» меня выпустили в опорную зону. Я был этому немного удивлен, но совершенно не растерялся – я всегда рад выходить на поле и быть полезным команде. А на какой позиции буду играть — решает тренер.

В том матче я вышел на замену после перерыва, разминался еще по ходу первого тайма. После свистка на перерыв пошел с командой в раздевалку на установку. Тренерский штаб сказал, что видел мою игру с Тулой (в матче с «Арсеналом» Тихонов персонально опекал Даниила Лесового) и попросил также строго сыграть с Шиманьски, но он ушел во фланг, а я остался играть опорного полузащитника в центре поля. Было непривычно, но от этого я был вдвойне сконцентрирован и заряжен на борьбу.

Отец в это время был в Турции. Летали с мамой на отдых. Там с трансляциями сложно – невозможно было найти игру. Смотрели только счет, а брат писал смски из Москвы, что я вышел в центр поля. Созвонился с отцом после игры, и он спросил, а правда ли это.

— Андрей Валерьевич не пропускает ни одного твоего матча?

— Да. Старается ходить на все игры.

— Твой отец играл в атаке, достаточно много забивал. Почему ты стал защитником?

— До 15 лет я играл с краю в атаке. А в Краснодаре схема 4-3-3, и я играл в тройке нападения. В одной из игр крайний защитник получил травму – тренер во время матча переставил меня на позицию защитника в начале второго тайма. Я неплохо сыграл и укрепился на этой позиции.

— Андрей Талалаев, когда впервые выпустил тебя на поле в товарищеском матче, отмечал твои подачи.

— Ну подачи – это ключевой элемент из арсенала «бровочника». Я это всю жизнь делал и все время оставался после тренировок отрабатывать передачи с фланга. И сейчас с Володей Дядюном остаемся: я подаю – он замыкает.

— Расскажи про время в академии «Краснодара». Реально это что-то особенное?

— Ни для кого не секрет, что в «Краснодаре» есть узкие специалисты, которые работают по нападающим и по защитникам отдельно. В Академии я играл два года: один – как игрок группы атаки, второй – как защитник. Удивляла специфическая направленность и в целом сама Академия. Это что-то новое для России. Все сделано для футбола и гармоничного развития личности. Ты там живешь, учишься, тренируешься. Я был там два года. И, считай два года был на сборах. Тренировка утром, потом школа – 6 уроков, потом вторая тренировка. И так всегда. Для молодых футболистов это хороший трамплин, чтобы стать хорошими игроками. Там много уделяют времени техническому оснащению игрока.

— С результатом матча в Краснодаре все понятно, но, в целом, было ли приятно вернуться?

— Конечно! Был рад видеть ребят, с которыми вместе тренировался. Игроки 99-го года рождения: Даня Уткин, Шапи, Сафонов. Они и тогда выделялись по своему возрасту, и сейчас выделяются в Премьер-Лиге. С Мотей Сафоновым мы вообще учились в одном классе.

— Один из лучших твоих друзей – экс-полузащитник красно-чёрных Олег Ланин.

— Да, но, кстати, в «Химках» мы вместе не играли. Самое интересное, мы даже не были знакомы по академии «Краснодара», хотя оба ее закончили. Познакомились уже в «Енисее» — жили вместе на всех сборах, заездах и выездных играх. Дружим и вне футбольного поля.

— Чем запомнился Красноярск помимо футбола?

— Очень холодной зимой. Я впервые узнал, что такое -38°. В то время тренировки были в манеже, но, чтобы выйти из дома и дойти до клубного автобуса, который за нами заезжал, нужно было минут 5. И за это время вне зависимости от того, сколько ты надел на себя одежды, становится очень холодно.

— Клубный автобус по домам ездил?

— Ну Красноярск – это не Москва. Конечно, не маленький город, но ребята снимали квартиры плюс-минус в одних районах. И автобусу было удобно забирать нас в одном месте. Конечно, кто-то приезжал сам.

— Давай вернёмся в «Химки». Как работается с Игорем Геннадьевичем Черевченко?

— У каждого тренера свой подход к тренировочному процессу и выстраиванию отношений с футболистами. Работать интересно с каждым – это новый опыт. Команда уже поняла и приняла методы работы Игоря Геннадьевича. Все ребята стараются, работают и в скором времени наша совместная работа даст плоды.

Черевченко постоянно говорит нам, что мы умеем играть в футбол, что мы должны отталкиваться от своей игры. Да, нужно учитывать, как играет соперник, но играть нужно от себя. Например, второй тайм с «Локо» показал, что мы можем на равных играть с командами высокого уровня.

— На первой пресс-конференции он сказал, что после назначения тренерский штаб много общался с игроками.

— Да, это так. Игорь Геннадьевич и Валерий Александрович (Климов) очень много общались с нами. И по игровым моментам, и по вопросам бытового плана. С первого дня в команде тренеры наладили контакт с командой, и это хорошо.

— Теперь к действительно важному. Просмотрели твой инстаграм. Расскажи, как ты оказался в бане с Глушаковым и Шишкиным до того, как это стало мейнстримом.

— Всем в своих клубах дали несколько выходных — мы посидели в ресторане, а потом собрались этой же компанией в бане. Хорошо попарились, ничего криминального не было, если вы об этом. С Ромой Шишкиным я был знаком со времен в Самаре, а с Денисом как раз через Рому познакомился на сборах в Турции.

— С Глушаковым общались до его перехода в Химки?

— Да, он звонил несколько раз. Говорил ему: «Давай, Дэн, я тебя здесь жду».

— Немного о твоем стиле. Летом на сборах в Кратово ты был первым, кто подстригся под машинку.

— Да. Получилось спонтанно. Еще утром я тренировался с длинными волосами, а на вечернюю вышел под 3 мм. Машинку я взял у Егора Генералова. Когда я ехал на сборы, не планировал это делать. Как решился? Когда узнал, сколько нам надо было сидеть на базе. Целый месяц!

— В 2017-м ты летал играть за сборную на Универсиаду в Тайбэе. Кажется, это было что-то крутое.

— Азиатская страна – многое видишь впервые. Сама атмосфера Универсиады — другой мир. Все сборные живут на одном пространстве. Да, мы ехали туда, зная, что у нас в группе Бразилия, Италия и США. Думали, что будет сложно, но мы всех обыграли с крупным счетом. В четвертьфинале обидно уступили Уругваю в концовке матча. В той команде было очень много сильных ребят, которые выросли в классных футболистов и играют на хорошем уровне: Гапонов, Сергеев, Обольский, Муллин.

— Английский знаешь?

— На бытовом уровне моих знаний хватает.

— Еще какие-нибудь языки?

— В Самаре начал учить испанский.

— Почему?

— Мне нравится, как он звучит. Нравятся испанские песни. В то время в команде играл Антон Паул, который знает испанский язык. Были Августин Рохель и Надсон, которые общались на испанском. Разговаривал с ними – им было очень приятно, что иностранец начинает учить их язык. Было интересно, я даже нашел репетитора. Но вскоре уехал из Самары и забыл его.

— Расскажи про выезд в Иркутск и 6-шиповые бутсы.

— Еще до вылета знал, что сыграю в Иркутске и начал изучать, какие там условия. Узнал, что поле там не лучшего качества, к тому же на протяжении нескольких дней шли дожди. Понимал, что, играя защитником, нельзя будет где-то поскользнуться, потому что цена ошибки очень велика. Я задумался, какие брать бутсы и вспомнил, что у отца есть 6-шиповые. Сейчас такие найти очень сложно. Приехал домой, открыл ящик с его старыми бутсами, нашел их. У нас с отцом один и тот же размер ноги. Любые бутсы возьми – будут нога в ногу.

Вставил новые железные шипы и вышел на них на предыгровую тренировку на «Арене Химки». Все ребята очень удивились, так как это реально очень старые бутсы. Отец в них не играл лет 10 – они просто лежали дома. Я их надел на тренировку, а потом вышел на игру, но было ощущение, что я играл в них все время. Очень удобные.

— Когда в следующий раз их наденешь?

— Когда будут такие же экстремальные условия, как и в Иркутске.

— Как тебе город?

— Иркутск мы фактически не увидели — прилетели в день матча и находились «в космосе» после перелета и смены часовых поясов. Утром после игры уехали в аэропорт. Ребятам, которые не летали на выездные игры в Сибирь, было непривычно. В принципе, я знал, что это такое и был к этому готов.

БЛИЦ.

— Любимая еда?
— Паста, пицца. Все, что связано с сыром. А если из сладкого – то блины с нутеллой.

— Сноуборд или лыжи?
— Сноуборд. Я как встал первый раз – все, просто «ван лав». Но сейчас нельзя кататься — контракт запрещает.

— Море или горы?
— Задумаюсь, куда лететь. Для меня атмосфера в горах – отдельное удовольствие.

— Побриться под ноль или оставить прическу.
— Чуть-чуть оставить сверху. Хотя за последние годы у меня не было такого, чтобы я ходил с одной прической.

— Кто в «Химках» лучше всех одевается?
— Брайан Идову и Максим Мартусевич. Чуть разные стили одежды, но у обоих интересные решения.

— У кого самый интересный инстаграм?
— У Дениса Глушакова! Делает интересные посты и всегда высказывает свое мнение.

— Кто бы мог вести свой видеоблог в команде?
— Владимир Дядюн. Сто процентов. У него классный юмор. Он бы очень успешно вел канал на Ютубе.