Кемаль Адеми: «Моя цель - попасть с «Химками» в еврокубки»
ГлавнаяПресса
Кемаль Адеми: «Моя цель - попасть с «Химками» в еврокубки»
Официальный сайт ФК «Химки» 27/08/2021

— Кемаль, перед интервью ты восторженно отзывался о России. Когда мы неделю назад общались, ты был в другом настроении. Что изменилось?

— Так бывает, когда в первый раз приезжаешь в новую страну, и не знаешь, чего ожидать. Что иностранцы знают о России до того, как приедут: здесь холодно, здесь угрюмые люди. Но когда я немного освоился, был удивлён, как здесь всё по-другому. Мне очень нравится менталитет, мне нравится, как здесь относятся друг к другу люди. Например, в Турции было другое отношение. Когда мы с папой разговаривали по видеосвязи, он заметил, как я переменился и сказал, что выгляжу счастливым. Я ответил, что это так и есть.

— Сначала ты не хотел переходить в «Химки». Когда ты изменил решение и почему?

— У меня было мало игрового времени в прошлом году, когда я выступал в Турции, и моей основной задачей, естественно, было – играть, выходить на поле, показывать себя. Когда мой агент сказал, что есть интерес от футбольного клуба из Химок, я не знал, что это за команда. Уже потом мне рассказали, что клуб базируется рядом с Москвой. Молодая амбициозная команда, которая хочет выйти в еврокубки, стремится развивать и продавать футболистов. Я заинтересовался и сказал, что обсужу с родителями. Первое, что сказала моя мама, когда услышала про команду из российской лиги: «Куда? Там же холодно!». Я ответил, что еду играть в футбол и это не повлияет на моё решение. Но ключевой момент — это то, что в «Химках» собралась молодая перспективная команда. Да, у нас есть несколько опытных игроков, но в основном у нас сравнительно молодой коллектив.

— Были долгие переговоры?

— Нет, никаких проблем в переговорах не было, у меня было единственное желание – играть в футбол. Я хочу показывать себя, забивать голы, делать ассисты. В такой небольшой команде, как «Химки», очень важно заявлять о себе. Мы должны добиться успеха и попасть в еврокубки. Лично моя цель – выйти с этой командой в еврокубки. Если нам это удастся, то к красно-чёрным будет приковано много внимания: как такой небольшой клуб смог достичь значимых успехов. Это отличная возможность для развития нашей молодой команды.

— Чем тебе нравится русский менталитет?

— Мне нравится прямолинейность русских людей. Русские знают, чего хотят и говорят об этом напрямую, не пытаются юлить, не подбирают слова. В первый раз я столкнулся с этим в аэропорту, когда положил сумку на ленту для проверки. Сотрудник аэропорта мне сразу сказал: «Эй, неправильно! Нужно положить на ребро, видишь, как на картинке написано». Человек не подбирает слов, просто говорит тебе прямо, что нужно сделать. Это перекликается с моим менталитетом и отношением к жизни. Даже на футбольном поле отличается работа судей: они сфокусированы на игре. Когда они принимают решения, можно апеллировать, но они не слушают и не разговаривают с тобой. В этом большое отличие от турецких арбитров, с которыми можно было разговаривать по 20 минут. Здесь же всё прямолинейно и строго – мне нравится.

— Говорят, что русские не улыбаются. Что скажешь об этом?

— Конечно, это неправда, русские много улыбаются. Да, такое ощущение было, когда я только-только приехал и пытался пару раз пошутить, но никто не смеялся. Сейчас уже раскачались. Прошло почти три недели, как я здесь — начали друг друга понимать. Все шутят и улыбаются.

Когда я летел, думал, что мне понадобится минимум 2-3 месяца, потому что кроме переводчика здесь не будет людей, говорящих по-английски. Опасался, что будут проблемы с языком и взаимопониманием, но сейчас я влился в коллектив. Уже шутим с медицинским штабом, с партнёрами по команде, с пресс-службой и отлично друг друга понимаем. Я счастлив оказаться в «Химках», мне очень нравится.

— Как тебе атмосфера в команде?

— Атмосфера классная, шутки – это то, что нужно. Мы должны быть все, как одна семья. Я знаю, как бывает в больших командах. Например, когда я играл в «Фенербахче», каждый игрок, можно сказать, был по отдельности. Грубо говоря, прошла тренировка, футболисты сели в машину и уехали. У нас более семейная атмосфера с шутками, и мне это нравится.

Ещё отдельно хочу отметить, что в день матча ребята очень сфокусированы. Такое не часто встречается в молодых коллективах. Удивлен, что парни слушают тебя и могут подсказать на поле. Надеюсь, мы многому научимся друг у друга за то время, которое проведём вместе в «Химках».

— Сколько ты знаешь языков, и как ты их учил?

— Давайте считать: немецкий, швейцарско-немецкий, что в принципе почти другой язык, английский, французский, испанский, албанский, сербский. Сербский, хорватский, боснийский – можно считать за один язык, они в целом одинаковые.

Как выучил? Албанский, получается, родной. Немецкий я учил с детства. Французский выучил в своей первой швейцарской команде –в «Ксамаксе», потому что он базировался в той части страны, где говорят только на французском. Мне пришлось его учить, специально выделять время. Английский я начал учить в «Базеле», когда у нас было много игроков из других стран, которые не знали немецкого и общались с нами на английском. Совсем хорошо я подтянул его в Стамбуле, когда играл за «Фенербахче» — там всё общение было только на английском. Также я всегда играл с большим количеством футболистов из Латинской Америки, а они постоянно между собой говорили на испанском. Постепенно запоминал какие-то слова. Кстати, очень удобно учить язык на Нетфликсе. Если хочешь попрактиковаться, ищи сериал с субтитрами в оригинале. А остальное, можно сказать, от родителей: албанский и сербский – это от родителей из Косово.

— Как поздравил главного тренера с днём рождения?

— У нас были подготовленные футболки, в которых мы вышли на предыгровую тренировку. Помощник главного тренера произнёс речь, потом Игорь Геннадьевич каждому пожал руку. Мы его поздравили и всё — пошли тренироваться.

Вообще для меня это было немного странно, потому что в Турции принято по-другому. Если у кого-то день рождения, то выносили большой торт с фотографией, отрезали каждому по кусочку, аплодировали, радовались – такой большой праздник. А тут я был удивлён, что все так скромно. Пошутили, поздравили и хватит — пора за работу.

— В твоем инстаграме есть фото, где ты едешь на велосипеде в тренировочной форме. Расскажи историю этого снимка.

— В «Базеле» у каждого футболиста был велосипед. Когда приезжал на базу, садился на велосипед и ехал на тренировочное поле. Пешком минут десять получалось, а на велике за пару минут добирался. Я к тому, что это не спонтанный снимок. Мы постоянно так ездили на тренировки.

— А ты любишь кататься на велосипеде?

— Нет, в жизни вообще никогда не катаюсь на велосипеде. Не люблю это, но там приходилось это делать, иначе опоздал бы на тренировку, ха-ха.

— Ты поиграл в Швейцарии, Турции, уже успел сыграть в РПЛ. Как тебе российская лига в сравнении с другими чемпионатами?

— Российская Премьер-Лига такая же жёсткая, как турецкая и швейцарская лиги, но при этом скорости в России выше. Я мог бы сравнить с турецкой лигой, но уровень РПЛ выше, потому что здесь высокая конкуренция. В Турции всего три больших клуба, в Швейцарии — два. А в России — 7! Топ-клубы играют в Еврокубках, а ЦСКА и «Зенит» недавно выигрывали Кубок УЕФА. Уровень игры здесь выше, интенсивность футбола и темп тоже.

— О чём ты общался с защитниками «Рубина» после матча?

— Мы после игры пообщались немного на хорватском языке с Уремовичем и Бегичем. Ха-ха, забавная история, конечно. Они сказали: «Слушай, нам нужен в команде такой нападающий, как ты. Впереди – проблемы! Давай мы поговорим с тренером». Я сказал: «Не, не, не, ребят, я приехал в «Химки», здесь мой дом теперь». В общем, забавно было. Еще пообщался с Дарко Йёвтичем. Он, оказывается, тоже гражданин Швейцарии. Выяснилось, что он играл в «Базеле», а я даже об этом не знал.

— Я правильно понимаю, что ты родился в Германии, но рос в Швейцарии?

— Да, я родился в Германии, недалеко от Штутгарта. Там жил мой дядя. А у нас не было визы, мы задержались там на 2-3 года, потом вынуждены были возвращаться в Косово, откуда родом мои родители. В стране шла война, поэтому долго оставаться там не могли. Нам удалось уехать в Швейцарию, где нас приняла мамина сестра. Мы жили в Цюрихе, ждали решение по нашей визе, по виду на жительство. Когда одобрили, я начал заниматься футболом и пошел в местную школу.

Можно сказать, что детство было сумасшедшее. Меня хорошенько помотало по многим странам, хотя и сейчас не лучше. Смотрите, где я – в России оказался, ха-ха.

— Расскажи про своих родителей. Им пришлось непросто.

— Да, им было очень тяжело, когда мы с братом были детьми. В Косово шла война, а все родители хотят только лучшего для своих детей. Поэтому они решили переехать вместе с нами в Швейцарию. Им приходилось искать работу в газетах и убираться в домах у других людей за 5 евро в месяц. Дети же хотят всего и сразу, а у моих родителей просто не было возможностей. В определенный момент город стал помогать с арендой жилья. Нам было где жить, но зарабатывать на жизнь было сложно — мы были в статусе беженцев и без знания языка. Однако я усвоил много уроков, которые мне дали родители. Самое главное: если что-то делаешь, то должен делать это на сто процентов, чтобы у тебя не было претензий к себе.

Поэтому, когда я стал взрослее, мне хотелось устроить жизнь для них, чтобы им не приходилось все время «вкалывать». В принципе, это получилось. Сейчас мама уже не работает. Отцу я тоже сказал, что он уже обеспечен. Но ему важно чем-то заниматься. Папа продолжает работать и кайфует от этого.

БЛИЦ.

— Твой идеальный выходной?
— Погулять с собакой. Провести время с девушкой. И обязательный пункт – вечер в хорошем ресторане.

— Дыня или арбуз?
— Арбуз.

— Главная сложность, с которой ты сталкиваешься из-за своего роста?
— Ха-ха. Его измерить! Везде написано по-разному. С утра, когда я просыпаюсь – 197 см. Днем – 196 см. А если отращиваю волосы и зачесываю их наверх, то уже 198 см.

Конечно, я всегда могу удариться обо что-то, но я уже научился быть осторожным. Тем более, в России высокие потолки и дверные проемы, поэтому с этих проблем нет.

— Неделя без сладкого или неделя без барбера?
*Долгая пауза*
— Неделя без сладкого.

— Первое, чем тебе понравилась Россия.
— Тем, что Россия огромная.

— Покорить гору или прыгнуть с парашютом?
— Однозначно, прыгнуть с парашютом. Это есть в моем списке дел. Может, не сейчас, но когда-нибудь точно.

— Кто в «Химках» самый суровый?
— Мне кажется, у нас нет таких серьезных людей. Хотя… Назову тренера вратарей (Алексей Ботвиньев — прим. ред.). Я не припомню, чтобы он улыбался.