Илья КУХАРЧУК: «Все будут работать на поле и выкладываться на 100 процентов, чтобы успешно выступить в новом сезоне»
ГлавнаяПресса
Илья КУХАРЧУК: «Все будут работать на поле и выкладываться на 100 процентов, чтобы успешно выступить в новом сезоне»

Полузащитник «Химок» Илья Кухарчук проделал уникальный футбольный путь. Молодым футболистом его списали из премьер-лиги и отправили в первый дивизион, где до 30 лет футболист менял команды раз в год или даже чаще. Вернуться в РПЛ не получалось даже тогда, когда для этого были очевидные варианты.

Игрок в итоге сам сумел подняться вместе с подмосковным клубом в премьер-лигу и, как и команда, доказал, что проделал путь по повышению в классе не зря. «Химки» вместе с Кухарчуком стали открытием прошлого сезона, финишировав на восьмом месте в таблице.

О методах работы Курбана Бердыева с молодёжью, о командах «Рубин» и «Химки» Игоря Черевченко Кухарчук рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«ЧЕРЕВЧЕНКО ВЫРОС КАК ТРЕНЕР»

– Илья, ваша команда в прошлом сезоне мягко говоря удивила. Что это было во второй половине сезона?

– Мы сами прибывали в состоянии вау! За счёт перемен и в целом в восприятии футбола всё удалось поменять. Добавились положительные эмоции и всё пошло в гору. Так бывает в футболе, когда команда чувствует уверенность. Потому и получился такой результат. Думаю, главная составляющая – всплеск положительных эмоций.

– А что дало этот эмоциональный всплеск? Смена тренера?

– Не хочу говорить плохо о предыдущем тренерском штабе, но такое бывает в командах. Когда приходит новый тренер, это приводит либо к улучшению результатов и скачку вверх, либо, наоборот, к полному упадку. Вниз нам падать на тот момент было попросту некуда: мы шли на предпоследнем месте и имели поровну очков с «Ротором». Хуже уже некуда. Произошёл всплеск положительных эмоций и в итоге всё сработало.

– Черевченко считают топовым кризис-менеджером. Что он поменял с приходом в команду?

– Просто он начал меня в состав ставить (смеётся). На самом деле получилось так, что он пришёл в предпоследний клуб чемпионата, возглавив команду в кризисный момент, когда не получалось выигрывать, хотя я не скажу, что мы играли плохо. Просто не везло в некоторых эпизодах.

Конечно, состав на пару-тройку человек поменялся. Но, что немаловажно, с приходом нового тренера каждый футболист захотел доказать, что именно он должен играть. При Гунько у нас был стабильный стартовый состав, а тут со сменой штаба футболисты почувствовали, что может быть по-другому. Наверное, нашли в себе дополнительные эмоции и силы, чтобы начать доказывать значимость. Так же и со мной было. Тренерский штаб внёс в команду уверенность и юмор.

– Следующий шаг для «Химок» – бороться за еврокубки? Или такая задача не декларируются?

– Пока нам задачи не объявлялись официально, но, наверное, каждый футболист для себя ставит её. Важно как минимум повторить тот результат, который был в прошлом сезоне, а там уже дальше будет видно. Это же совокупность множества моментов: и финансовое положение, и трансферы. Задачи пусть выдвигают руководители, а мы будем их выполнять.

– Какими мы увидим «Химки» в новом сезоне? Что должно поменяться по-вашему?

– Знаете, прошёл всего один сбор и об этом очень рано говорить. У нас на сборах было всего две товарищеские игры. Мы закладывали фундамент, поэтому говорить об игре и тактике сейчас преждевременно. Я сам сейчас внутри себя не смогу ответить на этот вопрос.

– Мирзов здорово себя показал, но теперь команде предстоит играть без него. Уже есть наработки в этом направлении?

– Он ушёл в «Спартак», но ещё не факт, что не вернётся. Я не знаю этого, но точно уверен, что Игорь Геннадиевич (Черевченко – ред.) заинтересован в работе с этим футболистом. Они работали вместе в Туле и тут. Если он вернётся, то и о его замене не нужно будет думать.

– А если не вернётся, готовы взять на себя роль лидера атак команды?

– Разве я её на себя не брал до этого?

– Вы всё же продвигали мяч не так часто, как Резиуан, действовали более командно.

– У нас разный стиль игры. Он более индивидуальный футболист, но и команде он помогал. Если мне будут давать место в составе, я обязуюсь отдавать максимум усилий, чтобы выполнять роль лидера на поле.

– Черевченко не всегда здорово проводил вторые сезоны со своими командами. Как думаете, он поменял подход и готов работать вдолгую? Вы всё-таки помните его ещё по совместной работе в Калининграде...

– Да, складывается такой стереотип в футбольном мире о нём, но я думаю, что сейчас всё будет по-другому. У него долгосрочный контракт. Мы будем добросовестно выполнять свою работу на поле и выкладываться на 100 процентов, чтобы успешно выступить в новом сезоне и Игорь Геннадиевич как можно дольше работал в «Химках».

В «Балтике» с ним я был всего полгода, потом у меня закончился контракт, поэтому сравнивать как-то тяжело эти периоды. То, что он колоссально изменился и растёт как тренер, продолжая развиваться – это факт.

ФНЛ И СОРОКОНОЖКИ В РАЗДЕВАЛКЕ

– «Химки» – клуб, за который вы играете чуть ли не самый долгий период в карьере. Почему ранее так часто приходилось менять команды?

– Просто хотел побольше познакомиться с людьми (смеётся). Столько хороших людей узнал! На самом деле у меня такой путь в футболе, тернистый. Понятно, что у меня не было задачи каждый год или даже каждые полгода менять команду. Бывали и такие ситуации. В футболе случается разное: где-то не угодил тренеру, где-то сам себя плохо проявлял, где-то травмы или ещё что-то. Иногда просто искал лучшее для себя, а порой было и так, что долго находился на паузе, выбирать в принципе не приходилось и ехал туда, где оставалась последняя возможность. Бывало и тяжело, бывало и хорошо, но так сложилась моя карьера. Я надеюсь, в «Химках» проведу как можно больше времени.

– В ФНЛ были Калининград, Красноярск, Нальчик – успели посмотреть, кажется, всю футбольную Россию. Что запомнилось больше всего со знаками «минус» и «плюс»?

– В плюсы я бы записал город Калининград – это огромный жирный плюс. Также из позитивного отмечу томских болельщиков, атмосферу в той команде. Классно было и в Ярославле, потому что это мой родной клуб, я там начал свои первые футбольные шаги. С отрицательной точки зрения запомнилась, например, база клуба в Нальчике. Она там ужасная. Уровень 80-х годов, примерно.

– У «Тамбова» стадион, наверное, вспомните?

– Да нет, в Тамбове хороший стадиончик. Там люди хорошо ходили, болели, атмосфера была приятная. Вот скорее отметил бы там раздевалки: я в таких нигде не переодевался. Там старое здание и раздевалки ещё с советских времён. Пока клинингом не обработали, там по коридору бегали сороконожки и прочие насекомые.

– Наверняка у вас было немало клубов, которые по полгода могли не платить зарплату...

– Конечно, я проходил такое. Это сплошь и рядом. В Томске нам долго не платили, приходилось бутсы с Авито покупать. Но всё равно «Томь» больше положительными моментами запомнилась.

МОГ ОКАЗАТЬСЯ В «РУБИНЕ» У БИЛЯЛЕТДИНОВА

– В ФНЛ вы провели большую часть карьеры, причём играли не за клубы аутсайдеры. Наверняка были приглашения от клубов премьер-лиги?

– Да, вы верно говорите. Был один явный эпизод в 2015 году, когда я должен был переходить в «Рубин» из «Волги». Дошло уже до мелких деталей разных. Уже настолько далеко переговоры дошли, что я разговаривал со спортивным директором, да и контракт был на руках. Но гендиректор «Волги» просто не смог договориться. Мне казалось, что он был некомпетентен в трансферных вопросах, Алёшин его фамилия.

– Он запросил большую компенсацию?

– Вполне возможно, не могу утверждать на 100 процентов. Показательно просто то, что переговоры зашли в тупик ровно в тот момент, когда связались с ним. Также происходило, когда из «Волги» меня хотели забрать в Томск. Тогда «Томь» была с задачами выйти в премьер-лигу, и они в итоге вышли с первого месте. Так вот они по мне тоже не смогли договориться с Алёшиным. Не знаю, какой у него подход и стиль, но знаю точно, что он очень любит деньги. В итоге так получилось, что команда стала банкротом и нам не отдали премиальные за целый сезон. Нас, в общем, кинули.

– По «Рубину» интересно: то есть вы могли вернуться в клуб, где начиналась ваша карьера. Жалеете?

– Да вообще, я грезил этим клубом. Тогда такой период в жизни был, вот тот месяц, когда я буквально ночами не спал и очень хотел перейти в «Рубин». Но не сложилось.

– Тогда команду тренировал Билялетдинов. Разговаривали с ним?

– Да, тогда был он. Но лично с ним не разговаривали. О том, что тот переход не состоялся, я сейчас жалею, и тогда жалел. Очень хотелось перейти в Казань на тот момент.

– В 17-летнем возрасте вы уже переходили в «Рубин». Как вообще появился вариант с Казанью, с которой до этого вас ничего не связывало?

– Да, ничего с Татарстаном не связывало на тот момент. Как получилось: у нас был турнир среди футбольных школ России, я тогда был в школе «Шинника». Приехало на финальный этап 10 команд. У нас была игра с московским «Локомотивом», в которой меня удалили на 10-й минуте - схлопотал две жёлтые карточки. Первая за разговоры: меня сбили, образовалась гематома на бедре, я подошёл к арбитру и предложил надеть очки. Вторая жёлтая была буквально в следующем эпизоде: я вхожу в штрафную, обхожу защитника, меня сбивают и вот вроде бы должно быть пенальти, но нет. Он не ставит и говорит, что это симуляция.

Я, уходя с поля, был очень расстроен. Вырвал с поля клочок травы и кинул в судью. Ко мне тут же подошёл агент и сказал: «Не переживай, этих 10 минут хватило, чтобы заинтересовать тренера дубля «Рубина». На тот момент подумал, мол что он мне рассказывает, просто пытается поднять настроение. Но нет, я действительно поехал на просмотр в дубль «Рубина», где зарекомендовал себя. Подписал трёхлетний контракт.

– Вы застали оба чемпионства, тренировались ведь с основой. Можете объяснить, в чём была разница между командами 2008 и 2009 годов?

– Честно говоря, колоссальных отличий не было. «Рубин» всегда играл в примерно один оборонительный футбол. Команда выигрывала тогда не крупно, но выигрывала. Всё было очень строго, чётко, точно – и в обороне, и в атаке. Все футболисты знали, что необходимо делать на поле, чтобы приносить результат.

– Молодёжная команда тоже играла в такой футбол?

– Нет, мы играли по-другому. Невозможно играть от обороны, когда ты превосходишь соперника по качеству футбола. Это просто бессмысленно. Мы играли в более открытый футбол, хотя никогда не занимали первое место. Всё как-то четвёртое-пятое, всегда вверху, но никак не могли зацепиться за место в тройке. Бывало часто так, что приезжает к нам на молодёжное первенство «Спартак». И у них в составе 7 человек выходят из основы. Тяжело было против таких команд играть, где играют уже взрослые состоявшиеся футболисты.

– Болельщики до сих пор считают чуть ли не всех туркменских, узбекских и таджикских игроков той команды частью какого-то распила. Но тренеры той команды утверждают, что это были футболисты с большим потенциалом. Согласны со второй позицией?

– Да, конечно со второй. Приходили люди с потенциалом, не абы кто. Вагиз Галиуллин, например, пробился в основной состав и впоследствии показывал классный результат. Он дорос до уровня премьер-лиги. Поэтому не могу не поддержать позицию тренеров.

О кей, были и люди, которые не заиграли в итоге на высочайшем уровне, но может быть они и не получили шанса на этом самом уровне заиграть? Многие из тех ребят до сих пор играют. Парвиз Умарбаев, например, играет в Болгарии и вызывается в сборную. Вот он не получил особенного шанса в России, что не помешало ему выйти на хорошие показатели.

Я могу всех перечислить: Даврон Мирзаев – он бежал очень быстро, скорости такой я не видел. Но да, затерялся в итоге, потом не пошло. Вахыт Оразсахедов – он был очень крепкий, с ним всё время играли на столба. Как такой футболист останется незамеченным? Не брали кого попало, в команду попадали только игроки с потенциалом. Но у каждого своя футбольная дорога и кто знает, почему и как у всех сложилось. Про Вахыта, например, знаю, что он уехал в Туркмению в армию служить, потому что у них в стране это обязательно, невзирая на твою профессию.

И вообще это был сумасшедший коллектив, вместе со всеми ребятами со Средней Азии. Никогда не было никаких конфликтов, все были людьми положительными.

– В то время в молодёжке был хорошо себя впоследствии проявивший Игорь Портнягин. Не общаетесь с ним, что с ним вообще сейчас?

– Общаемся. Он живёт в Москве недалеко от меня и когда есть возможность – видимся. Вместе с ним праздновали Новый год. У нас тёплые отношения, которые мы поддерживаем.

Сейчас он решил сделать паузу и не знаю, насколько она у него затянется. Сейчас он немного в другую сферу окунулся, и я даже не могу сказать – это для меня очень далеко. Это вне спорта, но сейчас это его любимое дело. Вернётся ли он в футбол – я не могу сказать, но пока он не хочет.

«СТАВКИ НА РАЗВИТИЕ МОЛОДЁЖИ В «РУБИНЕ» НЕ БЫЛО»

– За «Рубин» вы играли только в дубле, хотя и тренировались с основой. Что помешало заиграть в главной команде? Требования Бердыева?

– Курбан Бекиевич вообще особо не рассчитывал на молодёжь. Если вспомнить, у нас из молодых тогда играл только Баляйкин. Моего возраста игроков и близко не было. Привлекались игроки, которые старше меня на 2 - 4 года, их ещё считали молодыми. Вот они иногда играли, но и всё, больше не было таких в команде. Играли взрослые, опытные и сформировавшиеся футболисты. Ставки на развитие молодёжи тогда точно не было. Да, я тренировался, ездил на сборы, но чтобы получить шанс – такого не было. Я это связываю с тем, что у команды были другие цели: не развивать молодёжь, а стать чемпионом страны. Так в итоге и получилось.

– Нельзя сказать, что у Бердыева есть какой-то особый метод работы с молодыми игроками?

– На счёт сейчас я говорить не могу, но на тот период… Так, чтобы мне уделяли какое-то внимание – этого не было. Мы разговаривали с ним один раз. Я оставался на поле после тренировок дорабатывать, бил по воротам в дальний угол. У меня были свои упражнения, которые я сам себе придумал. Вот он подошёл и пару советов мне дал, как правильно бить в дальний. Всё, больше диалогов у меня с ним не было.

– И это при том, что вы в основной команде были несколько лет...

– Выходит так.

– Всё общение и все указания через помощников?

– Да, со мной по тактике очень часто разговаривал Мацюра. Когда у него появлялось свободное время, он мог подойти на обеде и прямо на солонках и зубочистках показывать тактику, его не смущало отсутствие фишек или поля. И такие моменты могли затянуться на 50 минут.

– Сейчас Бердыева называют одним из кандидатов в сборную России. Как думаете, у него бы получилась работа в сборной?

– Я думаю, получилось бы. В сборную приезжаю неглупые футболисты и объяснить им, как нужно играть, не составит труда. Так что я думаю, 100 процентов получилось бы.

– Дзюба был бы в шоке, если бы его начали водить по полю за руку.

– Думаю, сейчас у Бердыева более консервативные способы общения с футболистами. Ну и походил бы за руку, ничего страшного.

– Он без клуба три года. Как думаете, ещё будет работать?

– Это нелёгкая доля всех тренеров. Думаю, да, он продолжит. Уверен, у него есть предложения, но просто он не согласен с ними, ему не нравятся. Он человек, который не пойдёт работать абы куда.

– Вы долго тренировались вместе с Шароновым во время его игровой карьеры. В нём проявлялись какие-то тренерские задатки?

– Лидерские качества были однозначно. Он был основной центральный защитник, взрослый здоровый дядя, который всегда пихал на поле всем и вся. Вот это я запомнил. Но какие-то тренерские задатки, наверное, проклёвывались у него в голове. Не замечал, чтобы он часто разговаривал с тренерским штабом. Но надо понимать, что подмечать такие детали на тот момент мне было неинтересно.

– Ваша жена родом из Казани. Как часто посещаете город, где у неё, наверняка, осталось много родственников?

– Родственники у неё все в Казани, да: мама, папа, бабушка, дедушка – все в Татарстане. Каждый год в отпуске мы туда ездим. Проводим часть в моей родной Костроме, а часть уделяем Казани. Ещё слетать можно куда-то, если отпуск подольше.

– Какие впечатления о городе у человека, который тут бывает короткими периодами один-два раза в год?

– Впечатления о городе только положительные, потому что Казань развивается не по дням, а по часам. Я как не приеду, тут новые и новые дороги, набережная всё длиннее становится. И вот такие моменты коренной житель Казани может и не замечать – как будто так и должно быть. Но мне есть с чем сравнивать, я поездил по провинции и много видел городов. Столицу Татарстана в целом сложно сопоставлять с каким-то другим городом: своя атмосфера и есть всё для комфортной жизни.

– По завершении карьеры не думаете тут осесть?

– Я думаю о будущем, само собой. Вместе с женой обсуждаем. Но я хочу остаться в футболе после карьеры, поэтому не могу предугадать, куда судьба меня дальше забросит.

ДОСЬЕ «БО Спорт»

Илья КУХАРЧУК

Амплуа: полузащитник
Дата рождения: 2 августа 1990 года
Место рождения: Кострома
Карьера: «Рубин» (Казань) – 2007 – 2010, «Анжи» (Махачкала) – 2010 – 2012, «Урал» (Екатеринбург) – 2012, «Спартак-Нальчик» – 2012, «Шинник» (Ярославль) – 2013 – 2014, «Волга» (Нижний Новгород) – 2014 – 2016, «Енисей» (Красноярск) – 2016, «Балтика» (Калининград) – 2017, «Тамбов» – 2017, «Томь» (Томск) – 2018, «Химки» – 2019 – по н.в.

Александр Дегтярёв